Удины – потомки древних албан. К. Мзареулов

  Возрождение нашего народа возможно только в Азербайджане, считает глава удинской общины Роберт Мобили В многонациональном Азербайджане, помимо крупных наций, сегодня живут представители малочисленных народностей, о существовании которых общественности почти ничего не известно. 

  Причем речь идет не о людях, которые приехали издалека и по воле судьбы остались здесь жить. Мы говорим об этносах, предки которых поселились в Азербайджане с давних времен. К ним относятся и удины (сами они называют себя словом “уди”), происхождение и история которых вот уже почти 200 лет привлекают к себе внимание ученого мира, но одновременно служат порой объектом политических и околонаучных спекуляций, призванных подкрепить ложные притязания недружественных соседей на прошлое и родную землю азербайджанцев.

  Как установили этнографы, удины принадлежат к тем 26 албанским племенам, что являются создателями Албанского царства и относятся к числу предков современного азербайджанского народа. Научный мир впервые проявил к ним интерес в начале XIX века. С тех пор появилось более 150 работ по антропологии и языку, этнографии и истории, происхождению и культуре удин. Публикации позволяют однозначно констатировать, что удины принадлежат к древнейшим жителям Кавказа, говорят на своем языке, принадлежащем к кавказской языковой семье, и известны только на территории и в истории Азербайджана.

  Первые достоверные сведения об удинах появились 2500 лет тому назад. О предках этого племени – утиях – рассказывает в своей “Истории” древнегреческий автор V в. до н.э. Геродот. Они упомянуты в “Географии” древнегреческого писателя I в. до н.э. Страбона при описании Каспийского моря и Кавказской Албании. Впервые этнический термин “удины” появляется в “Естественной истории” римского автора I в. н.э. Плиния Старшего. В “Географии” древнегреческого писателя II в. н.э. Птолемея сообщается, что у Каспийского моря живут различные племена, в том числе уды.

  Удины, как и другие автохтоны Азербайджана, вели оседлый образ жизни, занимаясь многоотраслевым культурным земледелием, ремеслом и отгонным скотоводством, добычей полезных ископаемых. Еще в XIX веке они были известны своим хлебопашеством, шелководством, садоводством, огородничеством. Сеяли пшеницу, просо, ячмень.

  После арабского завоевания Азербайджана в VII в. и включения всей страны в состав Арабского халифата, подавляющая масса местного коренного населения, в том числе удины, приняла ислам. Но часть их сохранила прежнюю веру, вследствие чего в VII в., волею арабского халифа, оказалась включена в состав армяно-григорианской церкви, которая уже с VI в. предпринимала попытки подчинить себе автокефальную Албанскую церковь. Правда, и после VIII в. сохранились албанский католикос и его канцелярия, однако начался процесс активной деэтнизации и арменизации албан-христиан. В итоге в зоне Нагорного Карабаха они полностью утратили свой язык и культуру, трансформировавшись в конфессиональных армян. Напротив, в зоне Габала и Огуз (прежние названия – Куткашен и Варташен) они, в том числе удины-христиане, сумели сохранить до наших дней свою самобытность и родной язык, правда, при этом лишились письменности.

  И в XIX в., как ранее, они были известны только в Азербайджане, где проживали компактной массой в селах Нидж и Варташен, Мирзабейли и Варданлы, Султан-Нуха, Кирзан, Джоурлу и Малых, Енгикенд и ряде других. Сохраняя присущую им индивидуальность, удины-христиане, тем не менее, испытали на себе большое влияние азербайджанского мусульманского тюркоязычного окружения: в языке и быте, культуре и традициях, одежде и обрядах, пище и обычаях.

  Надо подчеркнуть, что удинский язык, входящий в кавказскую языковую семью, как и сами его носители, не имеет ничего общего с чем-либо армянским: ни исторически и этнически, ни культурно и территориально, ни как-либо иначе. Ни в прошлом, ни в настоящем удины не зафиксированы на территории, именуемой Арменией. Причисление удин, по незнанию или преднамеренно, к армянскому этносу, именование их “армянами” – историческое недоразумение, если не политическое притязание.

  К сожалению, древний народ неуклонно сокращается в численности. По данным описей, в 1880 г. в Российской империи их было 10 тысяч, а сотню лет спустя, согласно переписи населения СССР 1989 г., удин осталось всего 8652. Из них в Азербайджане – 6125, в России – 1102, Грузии – 793. Нигде в мире нет не только удинской общины, кроме как в Азербайджане, но и компактного расселения этого малого этноса.

  В настоящее время удины компактно проживают в селе Нидж – 4465 человек и Огузе – 100 человек. Остальные места прежнего проживания в Азербайджане они покинули вследствие различных обстоятельств. Произошло это в течение прошлого столетия, особенно после развязывания Арменией необъявленной широкомасштабной войны против Азербайджанской Республики в конце 80-х годов прошлого века.

  Исторически, на протяжении столетий, в связи с политическими, конфессиональными, этническими, культурными особенностями жизни племен Кавказской Албании в их языках отложились заимствования из среднеперсидского, древнегреческого, древнесирийского и ряда других развитых и распространенных в Передней Азии языков. Эти заимствования сохранились и в современном удинском языке. Однако доминирующее влияние на удинскую лексику оказал азербайджанский язык, испытавший, в свою очередь, влияние удинского.

  Долгое время борьба за сохранение удинской самобытности велась, что называется, на общественных началах. Так, живущие в России энтузиасты своими силами создали и поддерживают интернет-сайт udin.narod.ru, предназначенный для общения удин всего мира.

  Существующее в Азербайджане общество удин – “Орайин” (“Родник”) по мере сил способствует сохранению и развитию их родного языка и самобытности; готовит и издает за государственный счет литературу и учебные пособия по удинскому языку, который преподается в начальных классах школ Ниджа для его коренных жителей; печатает сборники удинского фольклора, а также сборники рассказов единственного в настоящее время удинского писателя Яши Удина, проживающего в Саратове; пропагандирует историю и культуру удин, как составную часть общеазербайджанской; поддерживает связи с удинами, проживающими за пределами своей исторической Родины, в том числе с удинским обществом “Родник” в Екатеринбурге.

  И вот наконец создано первое общественное объединение – албано-удинская христианская община, официально зарегистрированная в Госкомитете по работе с религиозными образованиями 10 апреля этого года. Сегодня на наши вопросы отвечает председатель этой общины, старший научный сотрудник БГУ Роберт Мобили.

– Какие цели ставит перед собой руководство вашей общины?

– Наша главная цель – возрождение древней албанской самостоятельной апостольской церкви. Удины всегда ощущали себя прямыми потомками кавказских албан. Важно отметить, что из всех народностей Албании лишь удины Азербайджана сохранили свою веру, культуру и традиции.

  К примеру, наши соплеменники в Карабахе подверглись принудительной арменизации, приняли армянский язык, их церкви перестроены в стиле григорианской архитектуры, не имеющем ничего общего с албанским религиозным стилем. Были попытки “григорианизации” удин даже в Габале.

  Удины, оказавшиеся 80 лет назад в Грузии, несмотря на компактное проживание, также полностью огрузинились, забыли свой язык, свою письменность, даже национальную принадлежность.

  Я убежден: чтобы сохранить удинский этнос в Азербайджане, необходимы компактное проживание на исторической территории, а также наличие своей церкви. Только укрепление национального очага на исторической земле в Азербайджане поможет прекратить отток удинского населения.

– Расскажите подробнее о сегодняшнем дне удинской общины, о культурных и миграционных процессах.

  До сих пор основная масса удин Азербайджана – крестьяне-земледельцы, компактно проживающие в селе Нидж Габалинского района. Тем не менее, с десяток удинских семей обосновались в Баку. Сегодня в вузах Азербайджана учатся более 30 студентов-удин. У нас также есть 1 магистр (в БГУ) и 1 аспирант (НАН).

  В последнее время Георгий Кочари, председатель общества “Орайин”, опубликовал – на азербайджанском и русском языках – несколько книг, посвященных этнографии, языку и культуре своего народа. Благодаря активистам этого общества переведены на удинский язык стихи Низами и современных азербайджанских поэтов.

  При поддержке Министерства культуры Азербайджана в селе Киш Шекинского района отреставрирована древняя албанская церковь, построеннная во II веке, которая сейчас превращена в музей. В настоящее время ведется реставрация одной из албанских церквей (XII век) в селе Нидж. Мы надеемся, что скоро в этом храме начнутся службы на удинском языке.

  Сейчас удинский язык преподается в трех школах Ниджа. Ученики этих школ также изучают родную историю на удинском языке.

  К сожалению, во время армянизации албанского этноса были уничтожены оригиналы произведений нашей древней культуры, в частности, рукописи Моисея Каланкатуйского и поэта Давдака, служившего при дворе хана Джаваншира. Теперь за оригиналы выдаются их армянские копии, которые хранятся в Матенадаране.

  Другая наша проблема – отток населения. Нередко удины целыми семьями уезжают в Россию, Казахстан, Украину. Впрочем, удины не забывают друг друга и поддерживают связи, в каком бы государстве ни жили. Не забывайте, что между всеми удинами существуют почти родственные связи.

– Известно, что удин иногда путают с армянами. Не было ли у вас проблем на этой почве?

– В Баку таких случаев не было, но в Габале иногда случаются бытовые конфликты. Особенно при отводе земли и при уборке урожая. Дело в том, что у нас принято давать библейские имена, но на русских удины не похожи, поэтому нас принимают за армян.

  Почти 10 лет удины не служили в армии – опять-таки потому, что нас могли спутать с армянами. Теперь эта проблема решена, и с этого года удинские призывники пополняют ряды азербайджанской армии, причем служат компактно. Пока нам не известно о каких-либо жалобах на наших солдат. К сожалению, наметилась противоположная крайность – сегодня в армию призвано почти 4% жителей Ниджа. Мы бы хотели, чтобы этот вопрос был урегулирован и число солдат-удин не превышало принятых в республике показателей – около 1%.

– Какие шаги вы намерены предпринять для сохранения и процветания удинского этноса и удинской культуры?

– Хотелось бы наращивать научный потенциал нации, поэтому мы будем ходатайствовать, чтобы удин, окончивших магистратуру, не призывали в армию, и таким образом дали возможность поступать в аспирантуру. Мы также рассчитываем на некоторые налоговые льготы для удинских бизнесменов.

  Не надо считать, что мы просим слишком много. В конце концов, эти льготы коснутся максимум 2-3 человек.

  Мы постараемся как можно шире освещать жизнь, быт и культуру азербайджанских удин. Речь идет о публикациях в прессе. Наверное, было бы хорошо снять документальный телефильм об удинах, активнее использовать возможности Интернета.

  Ежегодно проводятся международные научные конференции совместно с Центром исследований Кавказской Албании, которым руководит видный историк, член-корреспондент НАН Фарида-ханум Мамедова.

  Мы всегда приводим в качестве примера коптов, которые не поддались арабизации и сыграли большую роль в формировании современной египетской нации. Похожая ситуация с британскими кельтами, сохранившими свою самобытность в Британии. Точно так же и удины принимают участие в процессе формирования единого азербайджанского народа.

  В Азербайджанской Республике делается многое для сохранения удин – одного из древнейших автохтонных этносов азербайджанской земли, донесшего до наших дней себя и один из древних местных языков, духовную и материальную культуру далекого прошлого. Это важно и необходимо не только потому, что удины принадлежат к коренным жителям Закавказья и вообще всего Кавказа, но и потому, что они сохранили для нас и будущих поколений частицу прошлого азербайджанского этноса, являющего собой незаменимую и невосполнимую составную часть человечества.

Газета  “Зеркало” № 112. от 18.06.2003г