Удинский феномен в истории христианства, как модель толерантности в Азербайджане. Роберт Мобили

Статья представлена на Международную конференцию “Человек и религия” ( Минск 14-16 март 2013)

       В современном мире возрастает необходимость в межконфессиональном и межэтническом диалоге, усиливается  потребность в новых и специфических методах подхода к моментам порождающих напряженность во взаимоотношениях общества, культуры и религии. В таком социально-политическом контексте превращение исторической толерантности, имеющие глубокие корни в стране,  в актуальную потребность на сегодня  порождено необходимостью.

     С восстановлением в Азербайджане своей независимости, в стране были созданы благоприятные условия  для дальнейшего укрепления межконфессиональных отношений, утверждения национально-духовных ценностей, дальнейшего упрочнения исторически сложившейся условий терпимости, межнационального и межрелигиозного диалога.

    Историческое  развитие и формирование азербайджанского этноса  происходило на основе  слияния различных племен и народностей.  Совместно боролись за свою независимость, историческое прошлое, целостность, и выстаивали вопреки тяжким испытаниям, выпавшим на их долю. Сегодня  в Азербайджане наряду с титульным этносом живут более 20  коренных национальных меньшинств. Все они составляют единый многонациональный народ Азербайджана. Среди коренных меньшинств и удины (самоназвание – уди), то есть наша  Албано-удинская христианская община,  происхождение и история которых вот уже более двух веков  привлекают внимание ученого мира. Научный мир впервые проявил к ним интерес в начале ХIХ века. С тех пор появилось более 300 работ по антропологии и языку, религии, истории языка, этнографии и истории, происхождению и культуре, традиции и обычаев удин[2,446; 6,250-256;8,170-199;9,216;10,26-29;11,214;22,79-80].Накопленные данные однозначно свидетельствуют, что удины являются древнейшими жителями Кавказа и известны только в историко-культурном пространстве Азербайджана[4,3-22, 19, 1-19] .Первые достоверные сведения о предках племени  утиях появились 2500 лет тому назад в упоминании “отца истории”  Геродота, описывая Марафонское сражение. Удины фиксированы в древних источниках как участники битвы Александра Македонского с персами при Гавгамелах (331 г. до н.э.) в составе войска сатрапа Мидии. Они упомянуты в “Географии” Страбона, при описании Каспийского моря и Кавказской Албании. Этноним же “удины” впервые появляется в “Естественной истории” римского автора I века н. э. Плиния Старшего. В “Географии” эллинского писателя  II века н. э.Птолемея сообщается, что у  Каспийского моря живут различные племена, в том числе ути (“уди”). Наиболее подобные свидетельства об удинах содержатся в “Истории албан” местного автора Моисея Утийского (Каланкатуйского), что в переводе на удинский язык  Кала – «большой», Кату – «поселение», [14,87-88] жившего в VII веке и принадлежавшего, по его собственным словам, к албанскому племени[12,56-57] .

   Удины – аборигенный народ в Азербайджане и один из древнейших коренных этносов Кавказа, и принадлежат к числу предков современного азербайджанского народа. В настоящее время  общая численность удин – более 10 000 человек, из них  основная часть удин,  около 4,0 тыс. человек, проживают в Азербайджане на своей исторической родине –  компактно в п. Нидж Габалинского района  и рассеянно в Огузе и Баку. Небольшая  группа удин компактно проживают в  Грузии,  в регионах России, Украины, Беларусь и Казахстана. Нидж как основа и места компактного проживания удин, является уникальным местом, где проживают удины сохранивший свой этнокультурный пласт, азербайджанцы и лезгины, расположенное  в равнинной местности  на площади более 100 кв.км., у подножья южного склона Большого Кавказа, окруженными ореховыми и каштановыми  деревьями.

    Удины,  народ  который прошел сложный  и долгий путь своей истории через   различные, культурные и религиозные поглощений от язычества до наших дней, путешествие, которое обогатило их албанской идентичностью из поколения в поколение. Сегодня  удины являются   носителями восточного христианства и четко ориентированы  в современных условиях на возрождении своей церкви  и всего Албанского Ренессанса. Удины как  прямые потомки Кавказскихалбан[8,110-119] гордятся своей древней культуры, а также с их вековыми традициями, духовным богатством, языком, этнографией  и хорошо гармонируются  в историческом пути своего развития.Эти межрелигиозные духовные памятники, корни которых существуют  в истории Азербайджана, есть  пути его развития и разнообразия. Азербайджанский  народ с их многолетними и многогранными  религиями были,  есть и должны быть специальным примером и символом религиозной гармонии в истории  народов различных вероисповеданий, и даже дальше, здесь  мусульмане, евреи, православные, католики и нетрадиционные конфессии  жили вместе в гармонии, без какой-либо конфронтации между ними, напротив, они дополняют друг друга. На протяжении веков и сегодня  христианские и мусульманские патриоты были действующими факторами в борьбе против иноземной и анти-государственной политики. Само существование  наследий культовых объектов, таких как древние  храмы различных поклонений, синагога, церкви и мечети, рядом друг с другом символизирует общее прошлое нашей страны. Ярким  примером может  служит места компактного проживания удин – Нидж; древние сокральные места преклонения, три церкви и две мечети на таком маленьком пространстве[13,165-172; 15, 22-77] .

    Наличие и существование великих монотеистических религий в мире, ислам и христианство, удинский этнос как правопреемник христианства Автокефальной Апостольской  Церкви  Албании (Кавказской), как феноменальный модель  межрелигиозной терпимости и понимания на своей историческом пространстве, несмотря на все катаклизмы служил в мусульманском окружении фактором, который обеспечивал  национальное единство и примером терпимости  нации, придавая ему неотъемлемое популярное значение. Представители нашей общины понимают, что реальность не только судьба наша, но и всего азербайджанского народа, от начала до конца, представляющий  собой разнообразия  народов,  религии и убеждений. Разнообразия для нас это богатство, а  не  религиозные разногласия, считаем что Бог один и так же для всех, являясь мусульманином  или христианином. Наши языческие  корни  оказали значительное влияние на укрепление терпимости и согласия. Основываясь на этих межрелигиозных и межэтнических  диалогов  возникает   долг и обязанность сделать первый шаг, чтобы выявить его корни, чтобы отказаться от всех спорных аргументов и отдавать приоритет общих соприкасающихся точек.

       Феномен религиозной терпимости всегда присутствовал в нашей исторической  среде, но мы хотим ставить своей целью  выявление тех факторов, которые подтверждают  состояние присутствия этого явления на примере  нашей общины и  призваны продемонстрировать значимость культурного  и конфессионального значения для  удин в целом.  Этот маленький  религиозный  феномен толерантности в рамках  удинской общины, прежде всего свидетельствует  фактическим резонансом   этого явления в целом  в азербайджанской среде. Аргументом подтверждения ряд  показателей существования разнообразия,  следует отметить что это  не фактор географического характера, как основа критики для многих исследователей этой проблемы.  Мы не горные и не лесные  изолянты,  и не островные аборигены, – среда проживания  равнинная; хотя равнинное географическое положение всегда на пике критики ученых. Такой факт послужил сильным аргументом и  мотивом для идейной  основы ассимиляции. Основные факторы и аспекты  модели сохранения  этноса и  межрелигиозного диалога:

     Традиционный фактор. Организация и проведения празднования Новруз был очень важным фактором в выращивании религиозной толерантности в  нашей общине.  Будучи древний весенний праздник, полученные из глубин истории, он служил  как фактор сотрудничества и интеграции между  язычниками, мусульманами и христианами. Его организация и традиционные торжества, каждый год в середине марта послужило фактором сотрудничества, терпимости и мира, создав по-настоящему праздничную атмосферу и превращение его в символ дня  в его окрестностях.

       Архитектурно-бытовой фактор. Бытовой  фактор  в культуре и образе жизни удин  имееттвердо интегрированную тенденцию. В настоящее время существуют различия, но нет разногласий на всех уровняхмежду мусульманскими  и христианскими  семьями в том, это  радостные праздники   или  траурные церемонии[5,22;7,21-27]. Мусульман приветствуют и сопровождают с почестями,  в знак уважения на застолья свинину и алкогольные напитки  не подают, даже в некоторых семьях  держат специальные кухонные принадлежности,  которые используют только тогда, когда они бывают у них в гостьях. Удин  в свадебных церемониях и других специальных мероприятий особо  чтят и уважают.  В  архитектурном плане  дома  удин-христиан  в настоящее время  естественно переплетается с домами мусульман,  а  дома унаследованный от тоталитарного социалистического режима  дополняются верандами и  большими  новыми комнатами, многие из которых  окружены широким балконом  с трех сторон.  В архитектуре старых домов и поселений практически нет  элементов для определения их религиозной принадлежности.

    Генетический аспект.  Генофонд удин идентичен коренных кавказских этносов и отмечается колоссальная разница в структуре наследственных болезней. Генетические портреты  удин и соседей очень отличительны, и во многом они в пользу  самих удин. Удины задают вопрос, один из главных для XXI века – какую тактику  и модель должны избрать этносы для того чтобы не утерять свое качество. Уникальность удинского феномена в том, как избежать отрицательных воздействий бурных исторических событий в современный  век глобализации и интеграции.

   Психо-социальный аспект. Многие  иностранные путешественники, ученые  и исследователи (например как Александр Дюма [1,122-123],ЭвлияЧелеби,[21,1-9], Эдвард Дюралье[20, 106-110], и другие[3,212-244]) на протяжении нескольких веков изучали и писали о религиозной терпимости в Азербайджане в результате не задев   религиозные чувства удин. Они в своих дневниках писали о той  функции воспитания как социальная гармония, мир, сотрудничество, терпимость и сплоченность, которые доминировали над религиозными разногласиями, насилиями, конфликтами  и дискриминацией между людьми.

   Фактор отношения между религиозными убеждениями. Это уже известный факт, что соотношение между религиозными общинами не только в городе, но и на уровне нашей общины, явно претендует на доминирование мусульманской  религии. Между тем, история   на сегодня подтверждает сосуществования двух религий, его примирение с действительностью,  его уважение к религиозным обрядам, взаимных визитов для особых случаев, таких как Рождество,  Пасха,  и самое главное Гурбан Байрам (Праздник жертвоприношений). Удины христиане и сегодня отмечают жертвоприношение как ритуальный праздник. Так что распространение ислама создал тем самым для удин в той или иной форме благоприятные предпосылки, установив происхождение и существование религиозной терпимости, особенно в контексте нашей общины. С этой точки зрения, можно заметить, что нет ни одного документа, который подтверждает любой межрелигиозный конфликт.  Исторически сложилась и существовала в корне   религиозная  терпимость, уважения и гармонию между  общинами.

 Религиозная терпимость и культурная ценность.Исторический путь показывает, что  одной из самых отличительных культурных ценностейазербайджанцев является религиозная терпимость   к другим религиям, и возможно, этоодин из тех стран в Европейском пространстве, где не было религиозных войн. По этой причине многие  часто говоря о толерантности и религиозного сосуществования в Азербайджане имеют в виду  каждый социальной уровень; среди жителей городов и сельских провинциях до деревни, среди членов  общин и даже семьи. Мы находим такое сосуществование в образовании, в быту,  в языке и верования. Это, наверное, самая лаконичная характеристика, которая напоминает жемчужину, как  стабильный идентификатор  в течение многих веков до наших дней.

 В заключении хотел бы отметить что у нашего этноса нет выдающихся личностей или политических деятелей, зачастую представлявших иные народы. Зато  неоспорима роль удин в создании государства так называемая   Албания (Кавказская), в сохранении на сегодня мощного христианского наследия,  не говоря уже о языке, культуре, обычаев и традиций. Не следует забывать, что удины–албаны будучи частью кавказоязычного пласта участвовали и участвуют  в формировании азербайджанского народа.  Удинская  Церковь  на сегодня составная и неотъемлемая часть Албанской Апостольской  Автокефальной Церкви. Поэтому мы удины, как один из древнейших прямых потомков Кавказских албан, являемся частью азербайджанского народа и наряду с этим, в нынешнее время единственными правопреемниками и носителями христианства Албании (Кавказской).
Последнее десятилетие удинский этнос переживает очередной пик ренессанса, характеризующийся всплеском национального самосознания и консолидацией этноса.  Удинский феномен в истории христианства, как модель сохранения этноса  имеет исторические корни, которые своими действиями обусловили рождение и существование религиозной терпимости. Это безусловно, и результат исторических импульсов великого Албанского  этно-религиозного наследия, пронесенного сквозь века и сохранившегося в генах этого древнего народа, и веление времени, дающего удинам в самом начале ренессанса  шанс определить и сохранить свою нишу в этно-культурном пространстве  исторической родины Азербайджана.

Л  И  Т  Е  Р  А  Т  У  Р  А:

  1. Александр Дюма – «Путешествие на Кавказ». /перевод с фр. Г. Пашаева и  Г. Аббасова на азерб. язык /. Глава «Удины…». Изд-во «Элм». 1985г. стр.122-123.
  2. Алексеев М.Е., Майсак Т.А., Ганенков Д.С., Ландер Ю.А. – «Удинский сборник /грамматика, лексика,  история языка /». Изд-во «Академия» РАН (Институт языкознания и Институт востоковедения России) М.,: 2008г. -446с.
  3. Бежанов М.  – «Краткие сведения о Варташене и его жителях». СМОМПК, вып.. XIV, 1892г., стр. 213-262.
  4. Ворошил Гукасян  – «Удинско-азербайджанско-русский словарь». Изд-во «Элм». Баку 1974г. -260с.
  5. Гусейнов Р.А.  –  «»Удины».  ИРС («Наследие»). Международный журнал. №3 (33). М.,: 2008г., стр. 22-25.
  6. Джавадов Г.Дж., Гусейнов Р.А.  –  «Удины» (на азерб. языке). Историко-этнографическое исследование. Изд-во «Элм». Баку. 1999г.  -256с.
  7. Кечаари Г.А.  –  Танец вокруг костра». /Образцы удинского фольклора/ на азерб. языке. Изд-во «Агах». Гянджа. 2001г.  -78с.
  8. Мамедова Ф. Дж.  –  «История албан Моисея Каланкатуйского, как источник ранне-средневековой Албании». Изд-во «Элм» Баку. 1977г.
  9. Мобили Р.Б.  –  «Научная и  общественная деятельность» Книга. Изд-во «Адильогды». Баку. 2008г. – 216с.
  10. Мобили Р.Б. – «Этнография удин» ИРС («Наследие»). Международный  Азербайджанский журнал. №3 (33). М.,: 2008г., стр. 26-29
  11. Мобили Р.Б.  –  «Удины: язык, религия, фольклор и традиции». Культурологический журнал. «Азербайджан и азербайджанцы в мире». №2. 2009г. стр. 214-219.
  12. Раффи–«Меликство Хамсы.1600-1827гг. Изд-во «ЮниПресс СК» М.: 2009, с. 8-12. -223с.
  13. Роберт Мобили – «Албано-удинская христианская община – основа возрождения Албанской (Кавказской) церкви в Азербайджане». Труды Международной конференции «Место и роль Кавказской Албании в истории Азербайджана и Кавказа».  Баку. 2012, с.165-172.
  14. Роберт Мобилиi  – «Удинско-азербайджанско-русский словарь». Изд-во «Леман», ISBM 978-9952-8024-6-7. Баку. 2010г., 368с.
  15. Роберт Мобили   –  «Удины: язык, религия и этнография». Изд-во «Леман», ISBM 978-9952-8016-4-4. Баку. 2011г. 80с.
  16. Robert Mobili  –  «Geological interpretion of bulding materials of the historical Gabala-Sheki region in the anc;ent Caucasus Albania». www.33igc.org  DVD. 6-14 august 2008. Oslo.
  17. РГИА (Российский Государственный Исторический Архив), Фонд 796, опись 17, ед. хр..     1821; 1836г. Лл. 1-18.
  18.   РГИА,  Фонд 821, опись 150, ед. хр. 284; 1914-1915гг. Лл. 33-42.
  19.   РГИА,  Фонд 821, опись 7, ед. хр. 232; 1897-1910гг. Лл. 43.
  20.   РГИА,  Фонд 821, опись 138, ед. хр. 87; 1810г. Лл. 1-19 и 106-110.
  21.   РГИА, Фонд 735, опись 5, ед. хр. 269; 1859 г. Лл. 1-9
  22. Флоренский Павел – «Воспоминания прошлых лет. Генеалогические исследования. Из соловецких писем. Завещание». М.: 1992, – 376с.

“Dini Qurumlarla İş üzrə Dövlət Komitəsi tərəfindən elan olunmuş məqalə müsabiqəsi üçün”