Доклад Роберта Мобили на Международной научной конференции «Тенденции и перспективы современных геополитических и религиозных процессов: теория и практика» 14-16 мая 2013г., Симферополь – Севастополь, Украина, на тему «Удинский этнос в интеграционном процессе на постсоветском пространстве»

19.05.2013 Выкл. Автор udi.az

SAM_0427

    В начале  нашего исследования остановимся  сразу на   естественном  интересе и вопросе: кто такие удины, к какой национальной, языковой и религиозной группе они относятся, где их историческая Родина, как   и  при каких обстоятельствах они появились в  странах СНГ и  какова  их ситуация сегодня  в странах постсоветского пространства ?  В большинстве своем они многоязычны, почти все закончили русские школы и относятся  к кавказо-иберийской группе индо-европейской семьи[1,3-22; 3,12-19].

   Удины так же, хорошо владеют азербайджанским языком в Азербайджане, грузинским в Грузии, украинским на Украине и соответственно русским – языком межнационального общения. Удины одними из первых в Закавказье приняли христианство и до сих пор сохранили свою православную веру      и  этническую идентичность. Итак, удины  ранее представленные в одном государственном объединении в результате дезинтеграции, то есть распада  СССР, оказались в различных политических, экономических и культурных пространствах: значительная их часть осталась  на исторической Родине в Азербайджане, многие живут в  России, Казахстане и на Украине.

  SAM_0530

           Согласно последней  переписи населения 1989 года, в СССР насчитывалась 8,9 тысяч удин[9,26-29].  К сожалению,  в силу определенных обстоятельств  у нас  в настоящее время нет точных статистических данных по всем странам СНГ и Балтии, но с определенной уверенностью можно говорить о том, что их ныне в постсоветском пространстве  чуть более 10 тысяч.  Удины  сегодня  наиболее компактно (около 5 тыс. человек), живут  на исторической Родине – в поселке Нидж Габалинского района Азербайджанской Республики. Здесь функционируют несколько русских и азербайджанских школ, ведется преподавания в начальных классах  родного языка, действуют социальные и культурные объекты, имеется множество магазинов и пунктов торгового, хозяйственного и бытового назначения[4,3-22; 6,54-69]. Активно работает Удинский нацонально-культурный центр  и две религиозно-просветительские общины.  Они стремятся объединить всех односельчан и тех, которые живут в столице и в других регионах республики, а также консолидируют   всех удин стран постсоветского пространства.      Сегодня  в  стране,   наряду с титульным этносом живут более 20  коренных национальных меньшинств, что и  составляют единый многонациональный народ Азербайджана. Среди коренных меньшинств и удины (самоназвание – уди), происхождение и история которых вот уже более двух веков  привлекает внимание ученого мира. Научный мир впервые проявил к ним интерес в начале ХIХ века, а накопленные данные однозначно свидетельствуют, что удины являются древнейшими жителями Кавказа и известны только в историко-культурном пространстве Азербайджана  [4,22-23; 5,3-22;10,215-216].  Исторической Родиной древних  албанцев (кавказских),  в том числе и удин   является приблизительно территория чуть более современного Азербайджана.  Как отмечали исследователи[2, 213-217; 3, 3-17; 4,3-22, 6,34-69; 11,8-12]   в середине XIX века удины проживали в селах Султан-Нуха, Джоурлу, Мирзабейли, Еникенд, Варташен (ныне Огуз), Баян, Тосик, Кирзан и Нидж, хотя предполагается, что они занимали гораздо более обширную территорию.   Основываясь на первоисточниках и памятниках нематериального  культурного наследия удин, можно говорить об историческом некогда значительном распространения удин в дифференцированном   пространстве,  замкнутости и  двуязычия.  Ныне в Азербайджане этот этнос представлен лишь в двух ареалах: поселок  Нидж и  районный центре Огуз.  Причем  предки последних  в связи с первым армянско-азербайджанским кризисом, в 1920-1922 г. переселяются в Кварельский район Грузии, где и образуют село, названное сперва Зинобиани, по имени инициатора переселения удин – Зинобия Силикова, а затем в честь революции переименованное в Октомбери[5,3-22]. В последствии незначительная часть удин возвращается на свою историческую родину,  именно этим  и компактное поселение удин   там нарушается. Новое соотношение этносов, конечно же, складывается не в пользу коренного населения, что приводит к сокращению функциональной нагрузки удинского языка: он уже не используется в обществе и становится средством лишь  семейного общения; в общественной коммуникации в основном используется азербайджанский и сравнительно реже – русский языки.

       Здесь следует отметить  еще одно чрезвычайно важное обстоятельство в связи с ситуацией в Грузии, а именно,  что в 1934 году в Абхазии (Сухуми),  произошло, действительно  историческое событие, т.е. спустя столетия после утери древними кавказскими албанцами (современными удинами) своего собственного алфавита, была издана азбука удинского языка «Samdji  daеs», то есть «Первый урок».  В этой азбуке тексты составлены на основе латинской графики, согласно требований  того периода всеобщей латинизации всех изданий.  Здесь удины довольно быстро осваивают грузинский язык, на котором они общаются внутри села и за его пределами с соседями, получают образование, ведут делопроизводство, получают информацию. Довольно быстро здесь развился  диффузия грузинско-удинского билингвизма. В результате интенсификации взаимоотношений новое поколение удин уже в совершенстве владеет грузинским языком и они становятся двуязычными, но первым (родным все же) является удинский язык. Нынешнее молодое поколение удин является монолингвами, т.е. родным, для них является уже грузинский язык. Парадоксально, но факт, что удины в Азербайджане в течение столетий сохраняли свою самобытность и родной язык, в то время как в единоверной Грузии сложилась совершенно противоположная ситуация. Как было сказано, языковая компетенция детей школьного и дошкольного возраста равняется нулю, старшее и среднее поколение (частично) владеют родным (удинским) языком достаточно хорошо.

       Ассимиляционные процессы, протекающие в Грузии, вовсе не следует считать следствием целенаправленных действий. Напротив, здесь были предприняты все шаги для спасения самобытности удин и их языка. Как было указано выше, именно в Грузии впервые была напечатана удинская азбука и впервые здесь, в Зинобиани, в 1934 г. открыли удинскую школу с удинским языком преподавания. Естественно, образование на удинском языке создавало реальные сложности при поступлении в вуз. Поэтому по просьбе самих удин, спустя два года (в СССР уже началась русификация латинизированных алфавитов) вместо удинской открыли грузинскую школу. Два года назад произошло значительное событие – в школе опять стали изучать удинский язык, и, вероятно, это поможет еще некоторое время сохранить язык.   Одним из факторов, несомненно вызвавшим интенсивную «растворению» удин  послужило образование  сузившее сферу применения удинского, но еще в большей степени ассимиляционные процессы то есть совместные браки, которая  стимулировала единая вера. С одним словом в  Грузии же  православие грузин и удин способствовало их сближению, частым брачным союзам, в результате которых в смешанных семьях общались на более перспективном и более распространенном грузинском языке.  Можно с уверенностью сказать, что  в Нагорном Карабахе и  в Армении удины полностью ассимилировались [8,119-122].  Исторический путь с интервалом в 100 лет показал ассимиляцию удин в этих регионах,   такая  же участь ждет удин в России и на Украине.

       Ситуация в Азербайджане, резко противоположно выше сказанному, то есть  все наоборот, ныне уже не  помнят случаев смешанных азербайджанско-удинских браков, зафиксированы только эндогамные браки, что способствовало их определенной изоляции, в условиях которой легче было сохранить и национальную самобытность и национальный язык. На сегодня демократические процессы в Азербайджане и  исторический опыт показывает, что  одной из самых отличительных культурных ценностей азербайджанцев является религиозная терпимость   к другим религиям, и возможно, это один из тех стран в Европейском пространстве, где не было религиозных войн. По этой причине многие  часто говоря об этническом разнообразии  и религиозного сосуществования в Азербайджане имеют в виду  каждый социальной уровень; среди жителей городов и сельских провинциях до деревни, среди членов  общин и даже семьи. Мы находим такое сосуществование в образовании, в быту,  в языке и верования. Это, наверное, самая лаконичная характеристика, которая напоминает жемчужину, как  стабильный идентификатор  в течение многих веков до наших дней.

        В заключении хотел бы отметить неоспоримую роль удин в создании государства так называемая   Албания (Кавказская), в сохранении на сегодня мощного христианского наследия,  не говоря уже о языке, культуре, обычаев и традиций. Не следует забывать, что удины–албаны будучи частью кавказоязычного пласта участвовали и участвуют  в формировании азербайджанского народа.  Вновь возрождаемая  удинская  Церковь  на сегодня составная и неотъемлемая часть Албанской Апостольской  Автокефальной Церкви[5,3-22;12,235-236]. Поэтому мы удины, как один из древнейших прямых потомков Кавказских албан,  являемся частью азербайджанского народа и наряду с этим, в нынешнее время единственными правопреемниками и носителями христианства Албании (Кавказской). Последнее десятилетие удинский этнос переживает очередной пик возрождения, характеризующийся всплеском национального самосознания и консолидацией этноса.   Это безусловно, и результат исторических импульсов великого Албанского  этно-религиозного наследия, пронесенного сквозь века и сохранившегося в генах этого древнего народа, и веление времени, дающего удинам   шанс сегодня  определить и сохранить свою нишу в этно-культурном пространстве  исторической родины Азербайджана. Поэтому  на сегодняшний день уравнение фактического и юридического статуса удин  произошло только в Азербайджане, где языковая и этно-культурная среда   в полной мере выполняет функции сохранения этноса, пронизывая все социальные структуры.

SAM_0459

SAM_0440

Л  И  Т  Е  Р  А  Т  У  Р  А:

  1. Алексеев М.Е., Майсак Т.А., Ганенков Д.С., Ландер Ю.А. – «Удинский сборник /грамматика, лексика,  история языка /». Изд-во «Академия» РАН (Институт языкознания и Институт востоковедения России) М.,: 2008г. -446с.
  2. Бежанов М.  – «Краткие сведения о Варташене и его жителях». СМОМПК, вып.. XIV, 1892г., стр. 213-262.
  3. Ворошил Гукасян  – «Удинско-азербайджанско-русский словарь». Изд-во «Элм». Баку 1974г. -260с.
  4. Гусейнов Р.А.  –  «Удины».  ИРС («Наследие»). Международный журнал. №3 (33). М.,: 2008г., стр. 22-25.
  5. Джавадов Г.Дж., Гусейнов Р.А.  –  «Удины» (на азерб. языке). Историко-этнографическое исследование. Изд-во «Элм». Баку. 1999г.  -256с.
  6. Кечаари Г.А.  –  Танец вокруг костра». /Образцы удинского фольклора/ на азерб. языке. Изд-во «Агах». Гянджа. 2001г.  -78с.
  7. Мамедова Ф. Дж.  –  «История албан Моисея Каланкатуйского, как источник ранне-средневековой Албании». Изд-во «Элм» Баку. 1977г.
  8. Мобили Р.Б.  –  «Научная и  общественная деятельность» Книга. Изд-во «Адильогды». Баку. 2008г. – 216с.
  9. Мобили Р.Б. – «Этнография удин» ИРС («Наследие»). Международный  Азербайджанский журнал. №3 (33). М.,: 2008г., стр. 26-29
  10. Мобили Р.Б.  –  «Удины: язык, религия, фольклор и традиции». Культурологический журнал. «Азербайджан и азербайджанцы в мире». №2. 2009г. стр. 214-219.
  11. Раффи–«Меликство Хамсы.1600-1827гг. Изд-во «ЮниПресс СК» М.: 2009, с. 8-12. -223с.
  12. Мобили Р.Б. – «Место и роль удин в Албанской (Кавказской) Церкви». Статья «European Applied Sciences: modern approaches in scientific researches» (Европейские прикладные науки: современные подходы в научных исследованиях). 18-19 февраля 2013 г., в г. Штутгарт (Германия). С. 234-236.