Христианство в Албании при Михранидах в VII веке

Политическая ситуация в Албании в VII веке

   В конце VI века или в самом начале VII века на исторической сцене в Албании появляется княжеский род Михранидов, владетелей области Гардман (нынешний Казахский район). Согласно данным Моисея Каланкатуйского, они были переселенцами, прибывшими в Албанию, спасаясь от кары Хосрова II, мстившего за убийство своего отца, а род Михранидов был как-то замешан в это дело. Албанский историк пишет: «Михр, родственник Хосрова, обратившись в бегсто, взял с собою часть народа, около 30 000 семейств. Перейдя в страну албанов, он вступил в область Ути, близ великого города Партава» 319. Историк далее сообщает, что Михр хотел «отправиться дальше к хазарам и пристать к ним» — намерение вполне понятное, так как Албания управлялась персами и пребывание здесь было не безопасным. Но Хосров, прислушавшись к мнению знатных своих вельмож, которые предупреждали его, что Михран может причинить ему много беспокойства, если соединится с врагами персов, написал ему такое письмо: «Родной брат мой, не удаляйся от меня неприязненно. Если ты не благоволишь жить со мною, то возьми себе там, куда простирается моя власть, столько земли для жительства, сколько успеют пройти ноги твои»320.

  Историк сообщает далее, что посланец нагнал Михрана в Гардмане и что здесь-то Михран и остановился, поселился и в прекрасной местности построил город Михраван, а затем постепенно он и его преемники ценою коварства по отношению к местным князьям завладели всей Албанией и «подчинили себе также дикие народы Кавказа».

  В этом рассказе историка много неясного и недосказанного. Ис-торически достоверным может считаться только рассказ о том, что в конце VI века в Албании появляется новая царская или княжеская династия, которой подчинены не только народы Албании, но и «дикие народы Кавка-за», т.е. какие-то горские племена северной Албании (нагорный Дагестан). Совсем не ясна роль персидского марзпана в это время: продолжал ли он, хотя бы номинально, управлять страною, или эта должность была упразднена321.

   Моисей Каланкатуйский сообщает, что правнук Михрана по имени Вардан построил в три года крепость Гардман (с. Хузашен в нынешнем Казахском районе Азербайджана). Затем историк перечисляет потомком этого Вардана: Варазмана, Шушик и Вараз-Григора, родившего Вараз-Перожа, Джеваншира, Езуд-Хосрова и Варазмана. Таким образом, от Михрана, начавшего властвовать в Албании около 600 года, и до Джеваншира (636-669) сменилось семь правителей322.

  После смерти византийского императора Маврикия в 602 году Персия воспользовалась смутами в Византии и захватила обратно те армянские и иберские области, от которых ей пришлось отказаться в 591 году.

  События борьбы Хосрова II (в войска которого включены были и албаны, и население Атропатены) с византийцами, с императором Фокою (602-610) и с Ираклием (610-641) нашли подробное описание у Себеоса, современника событий, доведшего свою историю до 661 года323. В бурные 614-628 годы народам Албании пришлось перенести большие испытания, так как и они оказались вовлеченными в военные события, вызванные борьбою за торговые пути и рынки сбыта в Малой и Передней Азии между двумя великими мировыми державами того времени. О том, что произошло в эти годы в Албании, сообщает в ряде глав своего труда Моисей Каланкатуйский, писавший, как известно, в VII веке историю своей родины.

  У него рассказывается о том, что Ираклий дошел до Атрпатакана, разрушил и сжег его столицу Гандзак. Оттуда Ираклий собирался на зиму в страны албанские, иберские и армянские, очевидно, для подчинения их себе и для того, чтобы обезопасить свой тыл перед главным походом на Ктесифон. «Он писал к князьям и владетелям этих стран, чтобы они добровольно выли к нему навстречу, служили ему с войском своим во время зимы; в противном случае он обойдется с ними как с язычниками, и войска его возьмут крепости их и опустошат пределы стран их»324.

  Тогда по повелению Хосрова II князья и владетели албанские покинули город Партав и укрепились в разных замках и крепостях. Греческое войско пришло и расположилось в области Ути, «близ потока» реки Тертер на границах села Каланкатуйк, откуда был родом историк Моисей. Греческое войско «попрало и опустошило прекрасные сады и поля, через которые проходило», а затем направилось к реке Тертер, близ деревни Дютакан, и расположилось тут. Здесь на греков напало персидское войско и Ираклия гнали по стране Сюнийской «и отняли занятые им города». Этот неудачный поход Ираклия имел место, вероятно, в 624 году.

  В 626 году на Албанию выступили хазары, призванные на помощь Ираклием. «Устремившись на проход Чор, не обратили внимания (т.е. опрокинули) на гарнизон, стражу городскую и войска персидского царя, назначенные для защиты ворот, как орлы устремились они к великой реке Куре»325. В Партаве в это время находился персидский правитель по имени Гайшах. Проявив малодушие, Гайшах бежал в Персию. Часть населения Партава хазары перебили, часть взяли в плен, а часть, бежав, укрепилась в Арцахе. После этого хазары устремились на Иверию и осадили Тифлис; туда же с войском подоспел и Ираклий.

  В это время Хосров II был убит своими вельможами, а на престол в 628 году был возведен его сын Кавад II, который заключил мир с Ираклием и вернул ему не только захваченные Хосровом, но и все земли, которые когда бы то ни было принадлежали Римско-Византийской Империи.

  От последующих разорений и разрушений со стороны хазар За-кавказские страны спасли внутренние междоусобия в Хазарии. Эти события имели место в начале 30-х годов VII века, т.е. в то время, когда арабы готовились к захвату стран Передней и Средней Азии. В 634 году ими была захвачена и отторгнута от Византии Сирия. В это время в Византии правил еще Ираклий, в Иране — Иездегерд III (632-651), а в Албании – князь Вараз-Григор (до 628 по 636).

  Албанский историк так описывает нашествие арабов вслед за Си-рией на Иан: «Род Агари, усиленный присоединением 12 племен, страшным и грозным натиском идет стремительно, как вихрь в пустыне. Пройдя Ассирию, они поспешно выступают против царя персидского. Тогда все находящиеся под властью персидского царя полководцы, князья, вельможи и азаты в разных областях собирают войско против чужеземного врага»326. В сборах персидского войска против арабов участвует и Вараз-Григор. Во главе албанского военного отряда был поставлен сын Вараз-Григора, юный Джеваншир.

  По словам Моисея Каланкатуйского, Джеваншир семь лет участвовал в «тягостный войнах» против арабов, а после падения государства Сасанидов вернулся в Албанию и поднял восстание против персидских правителей, которые еще сидели в Атрпатакане. Он нанес ряд поражений стоявшим в Албании персидским войскам, а затем, получив военную помощь от Атрнарсеха, правителя Иверии, освободил захваченный персами Партав. Учитывая падение некогда могущественной Персии и «вспомнив о самодержавии прежних албанских царей… он задумал никому не подчинять своей участи», говорит историк327. Но самостоятельность Албании продолжалась недолго: в середине VII века арабы захватили Закавказье, в том числе и Албанию.

  Успех арабам сопутствовал не всегда. Себеос описывает поражение, нанесенное арабам хазарами328. Вскоре между арабскими племенами начались междоусобия, вызванные борьбою за власть; этим воспользовались страны Закавказья и отложились от арабов. Часть нахараров считала нужным подчиниться Византии, чтобы обезопасить себя от арабов, другая же часть полагала необходимым придерживаться арабской ориентации, выплачивать арабам подати и нести другие повинности, чтобы предотвратить повторение нашествий.

  Джеваншир стоял за сближение с Византией и с этой целью обменялся с византийским императором Константом II (642-668) письмами, текст которых приводится у Моисея Каланкатуйского. Джеваншир писал Константу: «Всесильный господин, могущественный и милостивый государь греческий Констант! …Да будет угодно твоему христолюбивому господству согласиться принять в новое подданство отдаленный народ, чтобы нам за покорность нашу даровано было божественное благодеяние от великой славы твоей»329.

 На эту грамоту византийский император ответил радостным согласием. Джеванширу были посланы от византийского двора драгоценные дары, а кроме того, пативы (почетные повязки) для возведения 1200 мужей в патрики, ипаты, атоипаты, стратилаты и Элисты, «чтобы он даровал их, кому угодно».

  Албанский историк, посвятивший Джеванширу целый ряд глав и не скрывающий своего восторженно к нему отношения, заканчивает главы об обмене дипломатическими нотами следующими словами: «Он благоразумно приводил в сознание дикие племена Кавказа. Самодержавно и с великолепием он таким образом господствовал от пределов Иберии до ворот хонов и до реки Аракса»330. В этих словах точно указаны границы Албании, территория которой к VII веку достигла наибольших размеров.

  Обмен письмами имел место, по-видимому, в 658 году, а в 660 году Албания подверглась новому грабительскому нашествию хазар; встретившие их на левом берегу Куры албаны не дали им углубиться в страну, вступили с ними в бой и нанесли им поражение.

  Через несколько лет хазары повторили свой набег; на этот раз они появились, видимо, внезапно, потому что им удалось перейти Куру, дойти до Аракса и увести в плен не только албанов, но и армян, и сюнийцев. На этот раз Джеваншир действол дипломатическим путем: состоялась встреча албанского и хазарского правителей на берегу Куры, где после переговоров был заключен мир, по которому хазары вернули пленных, а Джеваншир взял в жены дочь хазарского кагана331.

 Набеги хазар, с одной стороны, ослабление Византии вследствие завоевания арабами ряда областей Малой Азии – с другой, агрессивная политика арабов по отношению к Закавказью, тяжелое экономическое положение, в котором находилось население Албании – все это побудило албанов вместе с армянами начать пересмотр вопроса о своем союзе с Византией и предпочесть ему дружественные договоры с арабами, обещая свое подчинение халифату. С этой целью еще в 652 году в Дамаск к халифу Моавии (661-680) отправился ишхан и спарапет Армении Феодор Рштуни с большими дарами. По словам Себеоса, Феодор был одарен халифом, который якобы «передал в его управление Армению, Иверию, Албанию и Сюник до Кавказа и до ворот Чора и отпустил его с почетом. А тот обязан покорить эти страны в его [халифа] подданство»332. Из этих слов Себеоса можно было бы заключить, что поручение Феодору подчинить арабам все страны Закавказья преследовало цель вызвать рознь среди народов этих стран, привести к их ослаблению и к ликвидации их противодействия на-мерениям завоевателей. При сопоставлении текстов армянского и албанского историков видно, что расчеты халифа не оправдались, братоубийственная борьба между народами Закавказья, на которую рассчитывал Моавия, не последовала, и это-то обстоятельство совокупно с другими привело к нападению арабов на Армению в 654 году, к захвату ими Двина, к взятию в заложники большого количества нахараров с их семьями и уводу их в плен. Тогда же, по словам Себеоса, арабы опустошили Албанию и Сюник333.

  Арабы, видимо, были особенно заинтересованы в подчинении себе Албании, учитывая ее стратегическое положение между хазарами на севере и Атропатеной (которая еще не была окончательно подчинена) на юге, торговые пути на ее территории, ведущие из Передней Азии на Северный Кавказ, на Волгу и в южно-русские степи, ее природные богатства, богатые металлами недра и прочее.

  Этим, быть может, и объясняется, что во время второго своего посещения халифа Джеванширу удалось добиться снижения тех тяжелых податей, которые были наложены на население Албании арабами.

  На фоне всех этих событий албанский историк особое место отводит выдающейся личности албанского великого князя Джеваншира – перед нами предстает яркий и интересный портрет государственного деятеля середины VII столетия. Моисей Каланкатуйский изображает Джеваншира героем в бою, тонким дипломатом, умевшим ладить и с Византией, и с хазарами, и с арабами, строителем и восстановителем разрушенной страны.

  Джеваншир умер в 669 году от тяжелых ран, нанесенных ему одним из участников составленного против него заговора. Историк, к сожалению, излагает эту главу334 в стиле эпической песни, из которой не видно, какой характер носил этот заговор. В начале этой главы историк в туманных выражениях намекает на какие-то поступки Джеваншира, который «впал в объятия обольстившего его порока и так как стал идти против заповедей Божьих, гоняясь за суетным, лишился своей прежней славы, вся его слава обратилась в паутину, и все его благолепие было развеяно»335.

  Воспользовавшись возникшими после халифа Моавии междо-усобными войнами у арабов, народы Закавказья в 680 году перестали выплачивать подати арабам и в течение ряда лет пользовались независимостью336. Но в 684 году на Албанию напали хазары. Коган Алп-Илитвер подверг опустошительным набегам левобережье Куры, предгорья Кавказа и область Кабалы.

  Преемник Джеваншира, Вараз-Тиридат, воздержался от военных действий и, как некогда Джеваншир, решил воздействовать на хазар дипломатическим путем. Он направил к ним в Варачан, в ставку Алп-Илитвера, епископа Исраиля (Израиля), которому и удалось в 685 году склонить хазар к заключению мира, обещав выплату им налога337.

  В 688 году византийский император Юстиниан II (685-711) и арабский халиф Абд аль-Малик, заключив между собою мир на 10 лет, собирались совместно владеть Арменией, Иверией, и, вероятно, также Албанией. Но Юстиниан II, нарушив договор, отправил войска в Закавказье и захватил Армению, Албанию и Муканию, а затем Картли (Иверию). Вараз-Тиридат, произведенный Юстинианом в патрик-экзарха, т.е. ставший «вторым после царя ишханом Албании», при Тиверии III в 699 году был вместе с сыновьями отправлен в Константинополь, но при вторичном воцарении Юстиниана II был освобожден и вернулся в Албанию.

  В 705 году арабы, в свою очередь захватив Албанию, увели в Сирию албанского князя Широя (699-705), последнего великого князя из династии Михранидов338.

  Таким образом, Албания, на всем протяжении своей истории ведшая борьбу за свою политическую самостоятельность сначала с Римом, потом с Визатией, аланами и другими кочевниками, Парфией и Персией, гуннами и хазарами, разделила судьбу народов Закавказья, Передней и Средней Азии, подвергшихся в VII-VIII веках арабскому завоеванию.

319Мовсес Каланкатуаци. История страны Алуанк. (перевод Смбатяна Ш.В.) Ереван, 1984. кн.II, гл.17.

320Мовсес Каланкатуаци. История страны Алуанк. (перевод Смбатяна Ш.В.) Ереван, 1984. кн.II, гл.17.

321См. Тревер К.В. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании. М., Л., 1959. с.234-235.
322Некоторым исследователям представляется маловероятным такая быстрая смена поколений, что заставляет высказать предположение, что историю с прибытием Михрана откуда-то извне следует считать легендарной; в противном случае время появления на исторической арене Албании Михрана следует отодвинуть вглубь на полвека, а может быть и больше.
323Абегян М. История древнеармянской литературы. Ереван, 1948. Т.1, с.327.
324
Мовсес Каланкатуаци. История страны Алуанк. (перевод Смбатяна Ш.В.) Ереван, 1984. кн.II, гл.10.
325Мовсес Каланкатуаци. История страны Алуанк. (перевод Смбатяна Ш.В.) Ереван, 1984. кн.II, гл.12.
326Мовсес Каланкатуаци. История страны Алуанк. (перевод Смбатяна Ш.В.) Ереван, 1984. кн.II, гл.18.
327Мовсес Каланкатуаци. История страны Алуанк. (перевод Смбатяна Ш.В.) Ереван, 1984. кн.II, гл.19.
328См. Себеос. История. Ереван, 1939. гл. XLIX.
329Мовсес Каланкатуаци. История страны Алуанк. (перевод Смбатяна Ш.В.) Ереван, 1984. кн.II, гл.20.
330Мовсес Каланкатуаци. История страны Алуанк. (перевод Смбатяна Ш.В.) Ереван, 1984. кн.II, гл.21.
331
См. Мовсес Каланкатуаци. История страны Алуанк. (перевод Смбатяна Ш.В.) Ереван, 1984. кн.II, гл.26.
332
Себеос. История. Ереван, 1939. гл. XLVI-XLVII.
333
Себеос. История. Ереван, 1939. гл. L.
334См. Мовсес Каланкатуаци. История страны Алуанк. (перевод Смбатяна Ш.В.) Ереван, 1984. кн.II, гл.34.
335
Мовсес Каланкатуаци. История страны Алуанк. (перевод Смбатяна Ш.В.) Ереван, 1984. кн.II, гл.34.
336
См. Левонд. История халифов. (перевод Патканова К.) С-Пб, 1862. гл.III, с.8-9.
337См. Мовсес Каланкатуаци. История страны Алуанк. (перевод Смбатяна Ш.В.) Ереван, 1984. кн.II, гл.40-45.
338См. Тревер К.В. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании. М., Л., 1959. с.238-250
.