Ренессанс государства, которого нет. Новый крупный успех азербайджанской албанистики. Ширин Манафов


3 февраля 2012 | Статьи

    Опровержение вражеской догмы.   История Кавказской Албании подверглась таким массированным атакам фальсификаторов, что уже это является доказательством актуальности албанской темы. Кто только не претендовал и не претендует на Кавказскую Албанию! Кто только не стремился и не стремится изъять албанский культурный пласт из исторической памяти Азербайджана.

     Надо признать, порой успешно. «Успехов» у них было бы гораздо больше, если не научная и общественная деятельность доктора исторических наук Фариды Мамедовой и Центра исследований Кавказской Албании под руководством Зураба Кананчева. Свидетельством признания авторитета Фариды Мамедовой в научном мире явился представительный состав международной конференции по албанистике, прошедшей в Баку 29 мая — 2июня. В конференции приняли участие ученые из Германии, Норвегии, России, США, Франции, Польши и Украины.

     Кавказская Албанию существовала на территории Азербайджана и западной Грузии с ЫВ века до н.э. до 705 года. Рассказывая об этом в докладе «Албаны и Киликийское царство», Ф.Мамедова блестяще сочетала научную аргументацию и смелый, неожиданный подход к табуизированным армянами темам. Опровергнута казалось бы незыблемая догма об армянском происхождении Киликийского царства, на чем базируется культовая армянская мифологема «от моря до моря».  Ф. Мамедова убедительно доказала, экономическому подъему и росту политического влияния Киликийское царство обязано албанской элите, эмигрировавшей в Киликию под давлением арабского халифата в Х-ХЫ веках.

     Доказательства ? Найдены албанские топонимы — Кафан, Хачен. Историк Киракос Гандзасарский наблюдал параллели в истории Албании и Киликии, фиксируя процесс миграции элиты. В Киликии в ХЫЫ веке использовался албанский сборник законов, составленный гянджинцем Мхитаром Гошем.

     Иногда наших докладчиков подводил темперамент: один из монастырей в Карабахе под названием Хотраванк был назван ученым Хатирявянк. Не стоит загоняться в ловушку, в которую загнали себя армяне. Манипулирование историей в узкоконъюнктурных целях приводит к неисправимым ошибкам.

     Конференция по албанистике в Баку, реставрация албанских церквей, создание музея в селе Киш, регистрация албанской религиозной общины (председатель Роберт Мобили) и создание исследовательского Центра по албанистике вызывают большой резонанс в научных и общественных кругах Европы, Армении и Грузии. Хотя бы ради этого надо наращивать усилия  в этом направлении.

     Требования к докладам были таковы — объективность и никакой комплиментарности, никаких идеологических установок. Что может быть опаснее для истории, чем провинциальная амбициозность, принуждающая ученого угождать нашей загадочной ментальности. Пусть не все участники симпозиума разделяют мнения наших албанистов. Пусть у грузинских специалистов, как всегда, есть особое мнение по всем вопросам. Главное, созданы условия для обмена мнениями и свободного диалога.

     На конференции сообща пресекались попытки национализации албанской истории и культуры. Надо учитывать, что созданный еще в советские времена в Ереване институт албанистики — один из немногих научных центров, щедро финансируемых.

     Принципиальная установка наших албанистов — нельзя навязывать свое мнение, нельзя скрывать, что многое пока исследовано и многие теории должны быть пересмотрены. Глубина залегания албанского культурного пласта значительна; пласт насыщенный, перспективный, оказал большое влияние на все последующие этапы энтогенеза, он еще очень мало изучен.

     Не случайно после упразднения Албании, как государства в 705 году, албанская культура пережила Ренессанс в ХЫЫЫ веке. Созидается направление на отличных от грузинской и армянской албанистике принципах. Главное отличие — прозрачность и «комплексный» подход, что подтверждается участием на конференции этнологов, антропологов, архитекторов и лингвистов. Кавказская Албания возрождается и готовится занять подобоющее ей место в нашей истории. Значит нужен Центр, защищающий  правовой статус албанской культуры и религии.

     Удины вчера и сегодня. Есть объективные причины повышенного внимания к удинам села Нидж. Они не только прямые наследники Кавказской Албании, но и единственные, кто  сумел сберечь это богатство, наследники албанских манускриптов, хранящихся в ереванском Эчмиадзине, албанских церквей и, соответственно земель, которыми  владели эти церкви.

     В столицах сопредельных стран тактически грамотно выстроили шахматную композицию с далеко идущими для региона последствиями. Но организаторам конференции удалось избежать тенденциозности, органически присущей ереванскому центру албанистики. Доктор архитектуры Г. Мамедова справедливо заметила, что историки европейских стран могли бы оказать влияние на реставрацию церквей на оккупированных территориях, поскольку уничтожается албанская символика. Но для этого надо выпустить каталог албанских памятников с чертежами и фотоснимками. До сих пор такого каталога нет, и это наша вина.

     На руках у нас три козыря — Нидж, филология и архитектура. Удины Ниджа 1300 лет оберегают свою веру, язык, традиции. Это богатство изучается францускими, немецкими, норвежскими, корейскими, чешскими учеными. На конференции отмечена большая роль правительства Норвегии и лично посла Норвегии в нашей стране г-на Стейнара Гилла в реализации всех проектов по реставрации албанских памятников и проведении самой конференции.

     Участники конференции побывали в селе Киш, около Шеки, и наблюдали за реставрацией церкви, построенный святым Елисеем в первом веке нашей эры. Ученые съездили в село Нидж, где благодаря спонсорской поддержке норвежского благотворительного комитета ведется реставрация местного храма. Там же сохранились уникальные настенные росписи и албанский крест.

     Все три государства Южного Кавказа конкурируют друг с другом за богатое наследство Кавказской Албании: за каждое строение, рукопись, за каждую букву в алфавите, за каждого потомка славных албанских воинов. Здесь, кроме прагматики, есть и интрига: Кавказская Албания пережила Ренессанс, тогда как это государство перестало существовать. Этнос к ХХ веку был ассимилирован почти аолностью, но Албания, культурный феномен — свободна и независима. Скорее мы от нее больше зависимы, чем она от нас.

     Объективно из бакинского семинара следует тема новой конференции «Мусульманский Ренессанс и Кавказская Албания. Параллели и взаимодействие». История против конфессиональной принадлежности ренессансных подъемов. Есть синхронность в ритмике пассионарных волн. Тема «Албаны и Киликийское царство» вплотную подходит к теме «Диалог ренессансов». Вообще настолько жизнеспособны эти штампы — Ренессанс западный, восточный, мусульманский, христианский ?

     Ф. Мамедова создала направление в исторической науке, которое живо интригует Запад, поскольку ее тема гораздо шире албанистики, Албанская тема несоизмеримо выше провинциального подхода ученых-фальсификаторов, обслуживающих идеологические установки и политические задачи. По отношению к албанскому наследию Запад определяет, насколько эффективны национальные модели изучения и реагирования стран Южного Кавказа  на исторические вызовы. Армянская церковь с тревогой наблюдает за возрождением законного владельца вывезенных манускриптов и отнятых церквей — албанской автокефальной (самостоятельной) церкви. Вот, что сказал по этому поводу Б.А. Вьегге (Норвегия): «В Азербайджане издревле существует союз 26 племен, можно сказать первое федеративное государство Востока. Именно в Азербайджане удины сохранили веру, язык, традиции. Почему это не удалось в отношении албанских этносов в Грузии или Дагестана ?».

     Изучение древней Албании снимает к нашему будущему ровно столько вопросов, сколько возникает к нашему прошлому.

     Будущее древнего  этноса.  Исследовательский  центр, реставрация церквей, музей — все больше инструментов для создания системы, что вызывает ревнивое чувство у грузинских, армянских и иранских специалистов. У последних хорошая память, именно княжества албанские оказали настолько серьезное сопротивление Персии, что ослабили империю во время нашествий татаро-монгол.

     Если бы в 50-80-х годах албанской тематике у нас уделялось столько же внимание, сколько сейчас, карабахский конфликт свелся бы к спору о целесообразности возрождения албанской церкви. Очень раздражает Армению то, что Азербайджан в последние годы поощряет удин к активизации в этом направлении.

     Ученые Норвегии, Франции, Германии отмечают: рост внимания к албанской теме прямо пропорционален осознанию того, что в цивилизованном мире нет более понятия «внутренняя политика». Любая политика — внешняя, тем более в Каспийском регионе.

     Часть удин приняла ислам, часть — православие, часть стала прихожанами армянской церкви и предала свои книги, веру, язык. Усилия Фариды Мамедовой, молодого ученого З. Каначева и их единомышленников вселяют уверенность в то, что растаскивание албанского пласта пресечено, начался новый этап — возрождение памяти о Кавказской Албании.

     Культурные пласты сравнивают с галереей портретов именитого рода. Албанский портрет нарисован незаурядным художником. Наблюдения за развитием азербайджанской албанистики выявляет мало кому известный пока сценарий для Южного  Кавказа, полный сложных и драматических событий, которые будут развиваться в рамках цивилизованного развития. Невозможно вернуть потерянное, не познав душу Карабаха. Кавказская Албания в этом случае незаменимый проводник.

 

 

                             Ширин  Манафов.   Газета  «Зеркало». № 110 от 14.06.2003 г.



Copyright © | 2021

Албано-Удинская Христианская Община Азербайджана