Каспийские ворота (албанские ворота). Давуд Ахундов


20 февраля 2012 | Статьи

     Между Кавказскими горами и Каспийским морем проходил сравнительно узкий проход, который служил караванным путем с древнейших времен для народов многих стран древнего Востока. Указанный прибрежный проход проходил в основном по землям Кавказской Албании, Каспианы и Атропатены.

    По этому пути из Восточной Европы проникали полчища воинст-венных кочевников, стремившихся захватить и разграбить плодородные земли Абшерона, Кура-Аракского двуречья и сопредельных стран Передней Азии. От Дербента (Дарбанда, Демиркапы) до Килязи Кавказские горы в нескольких местах относительно близко подходили к морю, и это послужило причиной возникновения на этих местах нескольких заградительных оборонительных сооружений.

  Наиболее крупным заградительным сооружением являлись Дербентские укрепления, возведенные на географически удобном и узком месте. Узкую прикаспийскую долину защищали по меньшей мере три заградительных укрепления, завершавшиеся целой группой крепостей и замков на Абшеронском полуострове. Несмотря на это большинство иссле-дователей все имеющиеся названия относят к Дербентским укреплениям. Названия были: Каспийские ворота, Албанские ворота. Морские ворота, ворота Дарбанд (Дар-и-Мир-Митра)- бог мира и войны, банд-дамба, плотина, заграждение, то есть Дар-банд — ворота мира и войны. Ворота Джора (Джор) и производные о т него Чора, Чога, Чола, Пур, Сун, Сан (дамба, заграждение на удинском языке). Имеются еще арабские названия — Баб-аль-абваб — ворота ворот, и тюркские — Дамир-капы (железные ворота). Эти названия несомненно указывали на их географическое месторасположение и оборонительную значимость. Считаю, что «морскими воротами» был Абшеронский полуостров, на котором причалы служили для приема па-ломников, желавших поклониться «вечным священным огням», пылавшим в многочисленных храмах, алтарях и капищах. Кроме того, причалы, особенно в северной части Абшерона, служили торговым и стратегическим целям. Каспийскими воротами, видимо, в древности называли юго-западную часть Каспийского моря, где находилась Каспиана, страна древних каспиев, о которых Геродот говорил, что при Дарий, сыне Гистапса (549-485 гг. до н.э.) они входили в 11 -и и 15-й округа Ахаменидской державы, доходившей до Кавказского хребта, не углубляясь в горы. Благоприятные природные условия приводили к тому, что численность народа каспиев сильно увеличивалась, и он постепенно определенными частями уходил в этнические миграции.

   Поэтому вопрос расселения каспиев за пределами Закавказья отдельные ис-следователи локализуют то в северной Индии в гандахарском городе Каспапирсе или Каспатире, то в стране Каспии, расположенной между Бактрией и Серикой. Страбон упоминал о Каспийских воротах, лежавших южнее парфянского города Арсакий. Интересно название города Каспи, расположенного на реке Куре между Мцхетой и Гори, свидетельствующее, что какая-то часть каспиев осела в свое вре-мя в данной местности. Древняя Кавказская Албания, Алва-ния, древними греческими писателями называлась Арианией, а народ вместо А1Ьапо1-Апапо1. Арабы называли Албанию Арран (арран). Минорский считает, что первоначально население Аррана было родственно каспиям и, возможно, мидийцам, особенно с их племенем магов — мугов, живших на территории Мугани.

   По моему же мнению. Каспийскими (юго-западными) воротами назывались все три узких прохода, видимо, с глубокой древности имевших определенные оборонительные укрепления. Я считаю, что все три прохода, заграждающие Прикаспийскую низменность, с глубокой древности были обороняемы албанцами, а в эпоху завоевания Ахаменидов старые заграждения были местами укреплены и достроены, а гарнизон усилен иранскими войсками. Со временем Каспийскими во-ротами стали называться укрепления с крепостью Чирах-гала, как память о рубеже последней Каспианы. О глубокой древности прикаспийского пути можно судить по аршакидским драхмам, обнаруженным на территории Албании до Дербента и далее в Шерской области и т.д., а это дает нам право предположить, что уже на рубеже нашей эры прикаспийский путь использовался в тоговых целях.

   Таркинская клинописная надпись подтверждает возможные торговые связи с Месопотамией в еще более ранние времена, когда вавилонские купцы прибывали на Абшерон к святилищам Сабаиль и храмам семипланетных богов (Девичья башня) и других четырех храмов в древнем городе Атеши Багуан, Багван-Баку, а затем следовали через прикаспийский проход в Дербент и далее. Постепенно Каспии растворились в этнической толще кавказских албанцев. Первые появления албанов на историче-ской арене (IV в. до н. э.) сопровождались описанием их боевых качеств. Почетное место, которое албаны занимали в войсках Дария в битве при Гавгамеле против Александра Македонского, и легкость, с которой греки смогли рас-познать их среди многоязычного персидского войска, указывает на их известность задолго до указанной войны и то, что албанцы участвовали в крупных международных событиях. Кавказская Албания, вероятно, была могущественным государством, которому было под силу возводить многокилометровые за-градительные сооружения, завершавшиеся на горах крупными крепостями -Дербентская, Чирах-галинская и Беш-бармакская. Стены Дербентского оборонительного комплекса имеют 2 млн. куб. м ка-менной кладки, Чирах-галинский ком-плекс 1,5 млн. куб. м, а если приплюсо-вать еще Бешбармакские укрепления, то получаем огромный объем каменной кладки, возвести который могло только мощное государство, строившее их на протяжении многих десятилетий. На основании вышесказанного считаю, что три узких прохода были укреплены вначале каспиями, а впоследствии доведены до конца кавказскими албанцами. Завершающим всю указанную укрепленную систему трех узких проходов был Абшеронский полуостров, на котором сильные укрепленные крепости Атеши-Багуан (Баку), вторая Бакинская крепость и Сабаиль.

   Помимо этого, по всему Абшеронскому полуострову был сооружен целый ряд замков и цитаделей с высокими оборонительными и наблю-дательными башнями. Все сказанное еще раз подтверждает наше мнение, что Албанскими воротами, как раньше Каспийскими. назывался весь комплекс прикаспийских заградительных укреплений. Летом, ввиду высокого в описываемое время уровня Каспийского моря, прибрежная часть затоплялась водой, прочно запирая проход. Каспийские ворота, которые собирался покорить Нерон, мы считаем, были расположены у следующего после Дербента узкого прохода, где имелись заградительные стены, оборонительный вал и крепость Чирах-гала, стоявшая на границе бывшей Каспианы. Эта креость живописно возвышалась на ог-ромной скале, а ее башня, несмотря на ряд реставраций, сохранила горизонтальный декор своих фасадов, решенных правильным чередованием нескольких рядов обожженного кирпича и рядов ка-менной кладки.

   Аналогичный прием наблюдается и в Бешбармакских укреплениях. Описанное решение фасадов роднит его с архитектурой древнего (VII в. до н.э.) бакинского храма семипланетных богов, в настоящее время называемого Девичьей башней. Первое упоминание о Каспийских воротах, до которых доходила Мидия, мы находим у Гекатея Милетского (VI в. до н.э.). Мы считаем, что речь шла о Чирахгалинских укреплениях. Самые ранние данные об использовании прохода кочевниками Восточной Европы, вторгавшимися в Закавказье и Переднюю Азию, мы встречаем у Геродота, рассказывающего, что скифы в VII в. до н.э., преследуя разгромленных кимерийцев, вторглись в Мидию. Они вторглись через Прикаспийскую низменность, которая была известна кочевникам, совершавшим по ней набеги в еще более древние времена на Закавказье и страны Перед-ней Азии. Вполне закономерным было стремление их правителей принимать меры по защите этих проходов. Видимо, можно предположить, что еще древние каспии устраивали определенные преграды — земляные валы, ямы, ловушки, а на отдельных участках заградительные стены, а намного позже на этих местах возникали укрепления и крепость , которым было оставлено прежнее название Каспийские ворота. Со временем, когда каспии раствори-лись в этнической толще кавказских албанцев, эти укрепления постепенно были переименованы в Кавказские ворота. Конечно, новым этапом в истории Прикаспийского прохода было проникновение на Кавказ Сасанидов, которые пытались пройти в районы укреплений в период правления Шапура I (241-274 гг.). Об этом написано в Накши Рустамской надписи, где упоминаются Албанские ворота. Другая Накши Рустамская надпись Магупата Картира отмечает, что кони и люди Шапура, царя царей, дошли до Албанских ворот. Не прошли, а лишь достигли их, видимо, в районе Бешбармакских укреплений, где им не удалось закрепиться. В данной статье я попытался осве-тить ряд наименований Прикаспийского прохода, которые отдельные исследова-тели относят к Дербентским укреплениям, а на самом деле каждое название имело свое географическое и историческое место.

 Давуд Ахундов  доктор архитектуры, профессор  Азербайджанского Университета Архитектуры и Строительства



Copyright © | 2021

Албано-Удинская Христианская Община Азербайджана