Связи и взаимовлияния культовой архитектуры разных конфесcий кавказской албании и сопредельных стран . Давуд Ахундов

   Азербайджан издревле был цветущим краем, где обилие рек, озер, Каспийское море, утопающие в зелени горы и долины создавали для жителей этой земли все условия для хорошей, изобильной и здоровой жизни. На территории Азербайджана располагался Апшеронский полуостров, над которым вечно сияли то солнце, то яркое звездное небо, где часто бушевали сильные ветры—бури.

   Этот полуостров слыл страной морских пучин, звездного неба и сильных ветров. Апшерон был землей, которая как грандиозный алтарь вечно сияла неугасимыми огнями газовых и нефтяных факелов. Он с глубокой старины считался землей, где поселились бессмертные боги.

   Удобные бухты, пересечение многих морских и караванных путей, залежи соли, нефти и свободный выход на поверхность земли нефтяного газа, послужили причиной возникновения, еще в глубокой древности самобытных и неповторимых памятников культуры. На этой земле были обнаружены, а частично сохранились крупные культовые комплексы, архитектура которых развивалась в тесном взаимовлиянии со странами Закавказья, Ирана и всего Переднего Востока. Во многих апшеронских поселениях, несомненно, горели «вечные» огни, возникавшие на местах выхода газа. Естественные огни в глубокой древности отождествлялись с божеством, вокруг которого собирались верующие и паломники.

   Крупное поселение, возникшее вокруг одной из больших групп естественных огней, постепенно переросло в город-крепость Ллбану, Албанополь, Албанус, Албакус, Ал-Бакус, Бага, Баку, огненную столицу священных – божественных огней. В надписях Ахеменидов Ахура Мазда называется «Бага», а Бага это эпитет бога Митры. М.Ж.Сен-Мартен, французский востоковед начала XIX века, говорил: «Город Баку издревле почитался не только местным населением, но и персами. как священное место, где пылали естественные огни. Во многих местах эти «вечные» огни поддерживались огнепоклонниками, создавшими целую группу алтарей и храмов огня, превратив этот город в место служения огню.» Английский ученый Флиндерс Петри считал тождественным название города Баку с «Bakhau», отмеченному в египетской мифологии в «Книге Мертвых». древние тексты которой относятся к III тыс. до н.э. Ряд археологических находок говорят о связях древнего Египта с Мингечауром, Ходжалами, Ханларом, Ялойлу-Тепе и др., а это подводит некоторую базу под предположение Флиндерса Петри. О древнем происхождении города Баку говорят архаические дозороастрийские захоронения, открытые в 1888 г. при рытье котлована под фундамент бывшего собора Александра Невского. Как вспоминал А. Юницкий, бывший протоиерей Бакинской губернии, каменные ящики-гробы долгое время лежали в углу строительной площадки.

  Относились ли каменные ящики к маздаистскому периоду, или к эпохе ранних огнепоклонников неизвестно, но все говорит о том, что они были захоронены в очень отдаленный период истории народа, жившего на Апшероне, на территории современного Баку. Древний город Албана – Баку был местом, где издревле строились крупные башенные храмы, небольшие храмы и алтари, посвященные богам маздаистского и митраистского пантеонов. Наши исследования показали, что в городе или около него возвышались пять башенных храмов. Неслучайно, что почти до нашего времени приморская часть Бакинской крепости называлась Беш-Гулля – пять башен. Дошедший до нас единственный башенный храм семипланетных богов, называемый Девичьей Башней, является свидетелем культовой архитектуры далеких тысячелетий и схожий с башенными храмами мидийских городов Кишесу и Хархар.

  В конце III и в начале IV века н.э. в Кавказской Албании христианство становится государственной религией. Но учитывая наличие зороастрийского центра на Апшеронском полуострове, сасанидский Иран, который также исповедовал зороастризм, албаны приняли христианство условной половиной всего народа, а остальные остались верны старой религии. Характерно то, что не начались межрелигиозные распри и народ жил своей мирной жизнью. Строились одновременно, как языческие, так и христианские храмы (христианские однонефные церкви в Мингечауре I-III вв. и круглый храм на Килисадаге II-III веках, в Габалинском районе Чахартаг на высоком подиуме I-II вв. со стеллой, изображающей бога Митру, в Кельбаджарском районе и др.). Одновременно строились мемориальные дахмы огнепоклонников. Албаны-христиане создали шедевры культовой архитектуры—Мамрухский круглый храм III-IV вв., Кумская базилика и круглый храм V в. в Лекитском районе. Цицернаванкская трехнефная базилика VI в. Монастырь Едди Кильса VII и VIII веках, Святого Елисея VIII в., Хотаванкский монастырь XII в. и Гандзасарский монастырь XIII в.

  Последние два храма долгое время были резиденцией католикосов Албании и являются великолепными образцами культовой архитектуры. В них явно ощущаются взаимовлияние с грузинской архитектурой – храм Светицовели в Мцхете и с византийским и сирийским христианскими храмами в Селевкии V в. и в Босре VI в. В плане это тетраконхи закрытые наружными стенами. В VII в. в Кавказскую Албанию вторгается арабский халифат, неся завоеванным народам мусульманскую религию. Характерно то, что представителей христианской и иудейской религий они не трогали, как исповедующих единого бога, а язычников заставили или принимать мусульманство, или голова с плеч.

  Началось совместное сосуществование христианской и мусульманской частей нашего народа. Началось интенсивное строительство как мусульманских, так и христианских храмов: Джума-мечеть в г.Шемахе, мечеть Ахсу VIII в., Джума-мечеть в г. Дербенте VIII в., мечеть Мухаммеда XI в. и старая Джума-мечеть в крепости Баку XIV в., мечеть в дворцовом комплексе Ширваншахов в Баку XV в. и др. Планировочная структура мечетей и христианских храмов имеют много общего, что неудивительно, так как это храмы одного народа.

  Примером могут служить центральнокупольные, трехнефные, однонефные храмы с открытыми и закрытыми притворами и эйванами. Как пример можно привести Кумскую базилику, Большой Аранский монастырь, Хотаванкский монастырь, Джума-мечети в г. Шемахе , в Ахсу и другие. В Гандзасарском храме, как в интерьере, так и на фасадах, и, в особенности, на его шестнадцатигранном барабане мы встречаем переплетение мотивов культовой символики как христианской, так и мифической, и языческой. В декоративном оформлении в основном в интерьере мы в большинстве наблюдаем чисто мусульманские растительные и геометрические мотивы. Хочу остановиться на интересном культовом центре в северо-восточной части Ирана на территории Южного Азербайджана – это крепость-город Тахти-Сулейман. Крепость, окруженная мощными стенами, охраняла главное святилище огня – комплекс храмов и алтарей огня. В отличие от священных огней Апшерона, горевших от нефтяных газов и жидкой нефти, огни алтарей Тахти-Сулеймана возжигались от вулканического огня. Несмотря на отличие священных огней и на то, что храмы Тахти-Сулеймана несли в себе влияние мидийской, урартской и даже ассирийской архитектуры, но элементы планировочной структуры имели определенное сходство с культовыми сооружениями древней и античной Кавказской Албании.

   Примером могут служить Чахартаг в г. Баку у подножья Девичьей Башни VII в. до н.э. и во второй Бакинской крепости, а так же с храмом в культовом центре древнего города Габала и дворцово-культовой крепости в Сарытепе в г. Казахе. Крепость-город Тахти-Сулейман, судя по руинам, был очень благоустроенный, в центре которого имелось небольшое озеро, а вокруг него располагались жилые и ремесленные кварталы. Начало новой эры характерно возникновением и строительством городов и поселений, а это привело к возникновению новых культовых сооружений. К ним относится группа уже отмеченных нами мингечаурских храмов I-III вв. и круглый храм-ротонда на Килисадаге II-III вв. н.э., созданный под большим влиянием античной архитектуры.

  Хочу также отметить христианскую церковь в селе Гис-Гиш невдалеке от г.Шеки, построенную в середине I в. апостолом Елисеем и реставрированную в VI в. Это было, как отмечает Моисей Каланкатуйский, первая апостольская церковь в Кавказской Албании и во всем Закавказье. Католикосат Албании вел одновременно и обширную миссионерскую работу. В связи с набегами полчищ гуннов, великий князь Албании Варазд Трдат посоветовавшись с соплеменниками, князьями и католикосом Илизаром, решил послать епископа Исраила к гуннам. В конце 684 г. он и сопровождавшие его люди отправились к гуннам для примирения.

   После долгого пути они прибыли в великолепный город Варачан. Великий князь гуннов вышел ему навстречу с приветствием и принял с великой радостью, оказав должные почести и уважение. Увидев готовность гуннов выслушать его, Исраил начал читать им поучения, он призвал гуннов обратиться к Христу. Гунны уверовали в Христа, разрушили капицу и водрузили крест Господен. Исраил сделал из срубленных дубов громадный крест и украсил его различными рисунками. Я, согласно описанию Моисея Каланкатуйского, сделал несколько вариантов реставрации указанного дубового креста.

   Это было не импровизация, а творение на основе сложившегося в Кавказской Албании канона культовой декоративной символики. Наличие в Кавказской Албании нескольких религий и конфессий привело к тому, что народ, исповедовавший их, привык к сосуществованию, спокойно используя символы всех существующих религий. Особенно это сказалось в мемориальной малой архитектуре, в мавзолеях и надгробных стелах Хачдашах, Хачлыдашах и Башдашах. Если в культовой и мемориальной архитектуре грузинского народа, и начавшего обосноваться в середине XIX в. в Закавказье в основном на территории Азербайджана, армянского народа, мы наблюдаем только христианские символы, в основном кресты, то албанский народ применял символы всех исповедуемых религий.

   У многих хачдашах мы наблюдаем следующие структуры в изобразительном декоре: Хачдаш делится по вертикали на три главные сферы. По верху изображается небесная сфера в виде нескольких крестов в стрельчатых нишах или господь бог в окружении четырех евангелистов в образах льва, быка, голубья или орла и ангела, или голова Христа, оберегаемая крыльями добрых драконов-оберегов. В центре земная сфера в виде древообразного креста, от которого часто спускаются какие-то плоды, а у основания по обеим сторонам крупные листья. Крест покоится чаще всего на трехступенчатой горе. Далее изображена розетка с отверстием в центре, это вход в подземное царство и наконец, потусторонний подземный мир, чаще всего, изображенный в виде всадника, держащего в руке то факел, то рогатку, или три и четыре рогатки, изображающих крест и наконец ближе к ХIII-ХIХ вв. крест. Таким образом, мы видим трехступенчатое познание мира в сознании античных и средневековых албанов. Часто хачдаш изображался в виде двух, трех и даже четырех крестных стелл.

   Это не были строгие аскетичные стеллы армян или других христианских народов. Привычка к сосуществованию в единой семье народа, исповедовавшего несколько религий, привила нашему народу большую веротерпимость, которая постепенно переросла в широкий интернационализм, создававший условия для мирного сосуществования многих народов, живущих в нашем городе Баку и во всем Азербайджане.

Литература:

1.Стуруве В.В. Родина зороастризма. Советское востоковедение. т.5, 1948.

2.Фитуни А.П. Легенда о Баку и Девичьей Башне. Изд. Азкомставрис, Баку. 1927 3.Flinders Petri. Origin of the Book of the Dead ancient Egypt. 1926. June. Part II. 4.Ашурбейли С.Б. Очерк истории средневекового Баку. Баку. 1964.

5.Sarma G. Negl J. The Saka-Kushans in the Central Ganga Valley. ТМКЦАКЭ, т. 2 М. 1975

6.Каганкатваци М. История Агван Сиб. 1861

7.Ахундов Д.А. Архитектура древнего и раннесредневекового Азербайджана. Баку. 1986

ДАВУД АХУНДОВ профессор, доктор археологии




Copyright © | 2021 Албано-Удинская Христианская Община Азербайджана