Печать царя Асвагена. Муртазали Гаджиев

    1. В 1975 г. Ф. Жинью опубликовал коллекцию сасанидских инталий господина М.А. Пирузана. Среди этого собрания имеется уникальная царская (шахская) гемма с монограммой (нешан) в центре и круговой среднеперсидской надписью. Автор предложил чтение этой надписи, выполненной в традиционном формуляре и лапидарном стиле: ’hyphyny  ZY  ’ld’n  MLK’ “A………. ,  roi de Alains”. При этом Ф. Жинью отметил, что “le nom du roi ne se laisse pass facilient identifier, mais sa titulature me paraît certaine”[1].

   Позже на эту гемму обратила внимание С.Ю. Касумова, которая справедливо указала, что перед нами “первая гемма с именем и титулом царя албан” и под словом ’ld’n следует понимать не “аланы”, а “Албания”, и предложила чтение “Axipxin (?), roi d’Albanie”, отметив, что это имя не находит этимологию на основе среднеперсидского языка и возможно является “кавказским” (лезгино-дагестанским)[2].

  Но предложенное чтение имени албанского царя нельзя признать удовлетворительным. Прежде всего, следует отметить, что такое имя не засвидетельствовано в письменных источниках. Отсутствует оно и в приведенном у Мовсеса Каланкатваци (I,15) списке царей Албании, правивших с конца III в. до начала VI в. (династия албанских Аршакидов) и с начала VII в. до начала VIII в. (династия Михранидов). Полагать, что Каланкатваци пропустил в своем перечне какого-то правителя, у нас нет оснований. В период же от начала VI в. до начала VII в. царская власть в Албании отсутствовала, и ею управляли сасанидские наместники. Естественно думать, что в надписи на гемме упомянут один из известных царей Албании, имя которого неверно прочитано исследователями как следствие характерного для среднеперсидской графики совпадения по своему начертанию различных букв.

   В имени царя третий знак определенно может интерпретироваться как “с” (sadē), ą не как “y” (yod). Укажем, что именно такое начертание эта литера имеет, в частности, на оттисках печатей на ряде булл, обнаруженных при раскопках архива Тахт-и Сулеймана[3]: например, в именах Rozvarān, Pērōz, Muzdāk, Pērōzgušnasp, Āturbōzīd. Ąналогичную форму эта графема имеет и в лигатурном написании в надписях из того же собрания булл – в именах Burzen-Māh, Burzāturgušnasp. Также обозначается она и на сасанидских монетах: самостоятельно – в сиглях HWC, GNCKR и в лигатурах – в сиглях HRC, NYHC, RAC, WRC[4].

   Четвертый знак в имени царя на рассматриваемой гемме может ясно объясняться как “w” (waw), а не “p” (pe). Это написание для обозначения буквы “waw” широко распространено в среднеперсидской орфографии. Такую или близкую форму она имеет, например, в надписях на оттисках гемм из той же коллекции булл Тахт-и Сулеймана и, в частности, в именах Aturan, Vehdāt, Āturbōzīd, Āturohrmazd[5].

   В соответствии с предложенными определениями этих буквенных знаков предлагаем следующее чтение надписи на гемме:

’hсwhyny  ZY  ’ld’n  MLK’

Āhzwahēn i, Ārdān šāh

“Асваген, царь Албании”.

  Достаточно ясное чтение имя ’hсwhyny “Ahzwahēn” подкрепляется тем, что данное имя находит соответствие в письменных источниках. Этот царь Албании фигурирует как в сочинениях его современников – Корюна (17), Мовсеса Хоренаци (III,54), так и в трудах более поздних авторов – Мовсеса Каланкатваци (I,15, I,23, II,3), Киракоса Гандзакеци (X,193), Степанноса Орбеляна (15). В рукописях это имя представлено в формах Arsval, Arsvałēn, Esvałēn, Eswałēn, Ēsvałēn. Ķаблюдаемая неустойчивость в имеющихся написаниях может находить объяснение в приспособлении этого (восточнокавказского?) имени к иному языку, в его иноязычной письменной передаче. Этим написаниям на древнеармянском вполне соответствует его среднеперсидская форма, представленная на рассматриваемой гемме.

  Идентификации имени албанского царя в надписи на гемме с засвидетельствованным в нарративных источниках царем Албании Арсваѓеном // Есваѓеном не противоречит и палеография надписи. По своим признакам (лигатура ’n, слитное написание изафета, начертание знаков) она укладывается в группу гемм с палеографическими особенностями, характерными для гемм IV-V вв.[6]

  2. По данным письменных источников (Корюн, Хоренаци, Каланкатваци) царь Асваген правил в кон.IV-нач.V в. Согласно Орбеляну, он был сыном сестры шаханшаха Шапура III (383-388). Если это сообщение правдиво, что вполне вероятно, учитывая династические связи Сасанидов и албанских Аршакидов, брак царя албан Урнайра с сестрой шаханшаха Шапура II (309-379), отца Шапура III, то отцом Асвагена являлся один из предыдущих албанских царей – Асай или Сато. По Орбеляну, отец Асвагена был супругом сестры Шапура III, т.е. дочери Шапура II, и, должно быть, сыном царя Урнайра. Это заключение исходит из вероятно традиционных, судя по данным источников, браков албанских царей с сасанидскими принцессами.

  По-видимому, сам Асваген являлся мужем дочери Йездигерда II, т.к. известно (Егише), что следующий албанский царь Ваче II был сыном албанского царя (очевидно Асвагена) и сестры шаханшахов Ормизда (457-459) и Пероза (459-484) – сыновей Йездигерда II (439-457). По информации Каланкатваци (I,19), другой сын Асвагена – незаконнорожденный Хочкорик – в правление албанского царя Вачагана III Благочестивого (ок.485-510) являлся наместником Цри – “города-крепости”, “большого города Албании” в стране чилбов – идентифицируемого нами с Цахуром – позднее “главным городом страны Лакзан” (З. Казвини).

  У Корюна, Хоренаци и Каланкатваци царь Асваген упоминается, прежде всего, в связи с важнейшим культурно-историческим событием и значимой общественно-политической акцией в истории Албании: с позволения царя Асвагена и албанского архиепископа Еремии в нач.V в. выдающийся армянский просветитель и религиозный деятель Месроп Маштоц при содействии священника и “даровитого переводчика” Бениамина, родом албанина, создал оригинальную албанскую письменность [роль Месропа Маштоца в изобретении алфавита для албан и грузин не надо преувеличивать. Еще армянский ученый, доктор исторических наук А.Периханян отмечала несерьезность этого сообщения и невозможность такого изобретения. Далее, крупный африконист член-корреспондент АН СССР Ольдерроги выявил, что прототипом армянского письма, будто бы изобретенного Месропом Маштоцом, было древнее эфиопское письмо и в свете последних изысканий член-корреспондента АН Грузии стало совершенно очевидным, что албанское письмо уже существовало в IV в.; а как известно из античных источников, албанские цари переписывались с греческим миром со своим письмом. А Моисей Каланкатуйский говорит об усовершенствовании албанского письма – Прим. Ф.Мамедовой]

  3. Особый интерес представляет изображенный в центре геммы символ-нешан, который можно рассматривать как царский знак Асвагена, а возможно и других аршакидских (точнее аршакидо-сасанидских) правителей Албании. Этот знак, условно называемый “Halbmond über gestürztem Wagen”[7], “Mondwagenwappen”[8] или “полумесяц на двуногой подставке”[9], находит ряд аналогий на геммах и монетах. Так, он представлен на двух оттисках (№№ 659, 662) гемм на буллах VI-нач.VII в. из архива Тахт-и Сулеймана[10]. Учитывая гемму Асвагена, христианскую приверженность царей Албании, административно-политические связи Албании и шахра Адурбадаган, можно осторожно полагать, что одна из этих гемм (№ 659), сопровождающаяся изображением по бокам центрального нешана двух “несторианских” (“греческих”) крестов, принадлежала одному из представителей царского дома Албании (ср. гемму католикоса Албании и Баласакана с изображением в центре креста, а по бокам – зороастрийских символов – звезды и полумесяца).

   Тот же знак воспроизведен на двух геммах IV в. из собрания Британского Музея[11]. На одной из них изображена стоящая женская фигура с цветком в правой руке и слева от которой помещен рассматриваемой формы нешан. А.Д. Бивар полагал, что на гемме представлена богиня Анахита, которая, как известно, выступала “госпожой” династии Сасанидов и пользовалась особым почитанием в Албании еще в первых веках н.э. (Strabo. Geogr., XI,4,7). На другой гемме помещены изображение грифона вправо, перед ним – такой же нешан, позади – полумесяц, и круговая среднеперсидская надпись[12]. Наконец, имеется еще одна гемма, где такой же знак изображен вместе с еще одним нешаном и двумя скорпионами[13].

   Рассматриваемый знак встречается и на монетах. Прежде всего, это некоторые кушано-сасанидские бронзовые монеты (тип d/2 по В.Г. Луконину) с бактрийской легендой HOPOZΔO (Хормизд) и погрудным изображением правителя в индивидуальной короне – кулах с головой льва на аверсе[14]. На реверсе (алтарь огня с бюстом божества в пламени) некоторых из них на колонке алтаря изображен не царский знак или знак наследника, а так называемый “эфталитский знак”[15], т.е. рассматриваемый символ – “полумесяц на подставке-повозке”[16]. Недавно Г.А. Кошеленко[17], на основе новооткрытой Рабатакской надписи Канишки I[18] и наблюдений над кушано-сасанидскими монетами, обоснованно предложил относительную дату правления (и выпуска монет, в т.ч. типа d/2) кушаншаха Хормизда в рамках 293-309 гг.

  Данный символ предстает характерным признаком хионитских (эфталитских) монет – подражаний монетам Шапура II, с надписью, условно читаемой как?ΛΧΟΝ (имя царя, династии или рода)[19]. Этот нешан изображен на аверсе, как правило, перед лицом правителя, редко – позади. Представлен этот знак и на хионитских монетах с изображением всадника[20]. Среди хионитских подражаний монетам Шапура II имеются с тем же типом оборотной стороны, что и на упомянутых монетах Хормизда – алтарь с божеством в пламени[21]. Это обстоятельство позволяет относительно синхронизировать данные группы монет и не предполагать большого промежутка времени между их выпуском (ср. мнения Р. Гебля, В.Г. Луконина, Б.И. Вайнберга, Б.Я. Ставиского и др.).

  4. Присутствие этого знака на эфталитских (хионитских) монетах дало повод именовать его le symbole des Ephtalites (Э. Шпехт), Hephtalitentamga, das Tamga der Alxon (Р. Гебль), тамга группы (племени) хионитов, возглавивших царство династии ?ΛΧΟΝ (Α.И. Вайнберг), “родовой знак – тамга” царя, династии или рода хионитов ?ΛΧΟΝ (Α.Я. Ставиский). Называть данный символ “эфталитским” (или “хионитским”) можно лишь условно (см. мнение В.Г. Луконина[22]). Форма знака, его элементы, являющиеся центральными в сасанидской эмблематике, ясно говорят о его сасанидском происхождении. Х. Йанихен рассматривает этот знак (“лунная повозка”) с многочисленными вариациями как религиозный символ, царский знак и государственный герб Сасанидов[23] (ср. мнения В.Г. Луконина, Г.А. Пугаченковой).

  Присутствие данного знака на гемме царя Асвагена, на монетах кушаншаха Хормизда и хионитов, а также генетически связанного, близкого ему знака на кулахе вельможи (шах Кермана Варахран?) на блюде из Красной Поляны[24] и на головном уборе шаха Кермана Варахрана на резном аметисте из собрания Британского музея[25] позволяет говорить, что он нес не только религиозно-идеологическую нагрузку (см. нешан на гемме Бафарака, магупата Мешана[26]), но и государственно-политическую. Обращает внимание принадлежность этих эмблем именно высшей (царской) знати: Арданшаху (=Араншаху), Кушаншаху, Керманшаху, хионитскому правителю (Алхону? *Алхоншаху?). Эти данные позволяют поддержать в определенной степени мнение Г.А. Пугаченковой по поводу этой группы знаков: “Вероятно, принадлежность к той или иной ветви сасанидского дома определяла собою различные варианты в начертании основной тамги…”[27]. И можно предполагать, что рассматриваемой формы нешан подчеркивал династическую связь, родство с Сасанидами. При существовании в сасанидском Иране знаков, подчеркивающих династийное положение того или иного представителя дома Сасанидов (“символ фервера” – царский знак, “символ тельца” – знак наследника), наличие знака, указывающего на родственные связи с Сасанидами, на побочную ветвь рода Сасанидов, вполне допустимо. На эту мысль наводит присутствие этого знака на гемме шаха Асвагена, на монетах сасанидо-кушанских и хионитских правителей, т.е. на атрибутах государственных образований на севере и востоке Ираншахра, занимавших важное военно-политическое положение, игравших роль буферных, пограничных политических  структур и находившихся в вассально-союзных отношениях с Сасанидами.

  Здесь уместно привести цитату из Марцеллина, который, рассказывая об осаде войсками Шапура II г. Амиды в 359 г., сообщает: “Подле него (Шапура II – М.Г.) с левой стороны ехал Грумбат, новый царь Хионитов, человек средних лет, уже покрытый морщинами, правитель выдающегося ума и прославленный множеством побед. С правой стороны ехал царь Албанов (Урнайр – М.Г.), равный с первым по месту и по почету (выделено мной – М.Г.), позади – различные командиры, выдававшиеся авторитетом и властью…” (Amm. Marc. Hist., XVIII, 6).

  Как известно, при дворе Сасанидов существовали  строго регламентированные номенклатурно-иерархические принципы. Место (gah) и почет, о которых говорит Марцеллин и на которые мог претендовать приближенный к шаханшаху, а также “подушка” (barj) и “повязка” (patiw), зависели от порядкового места, ранга, которые занимал тот или иной род, тот или иной сановник по “Разрядной грамоте” (Gahnamak). Мы не знаем, входили или нет Албания и хиониты в Ираншахр, числились ли Урнайр и Грумбат в “табели о рангах” Шапура II. Но можно напомнить о сложившейся уже в III в. традиции числить в составе двора сасанидских монархов вассальных государей и союзных владык[28]. И, как думается, в словах Марцеллина подчеркнут именно высокий статус царей албан и хионитов в сасанидской “табели о рангах”.

  Высокое положение Урнайра при Шапуре, о котором говорит Марцеллин, несомненно, было обусловлено и их близкими родственными связями (Урнайр был женат на сестре Шапура). И в свете этого факта, наличия идентичных эмблем на гемме Асвагена и на монетах хионитов ?ΛΧΟΝ, можно веско полагать, что такой же брачный союз, возможно явившийся дополнением к сасанидо-хионитскому “союзному договору” 358 г. (Amm. Marc. Hist., XVII, 5), был установлен и с царем хионитов Грумбатом, с которым Урнайр был “равный по месту и по почету”.

  Приведенные доводы, как представляется, позволяют расценивать рассмотренный знак “лунной повозки”, зафиксированный на гемме царя Албании Асвагена, на сасанидо-кушанских монетах Хормизда и на монетах эфталитов (хионитов) ?ΛΧΟΝ κак символ боковой ветви династии Сасанидов, принадлежности к этому могущественному, “происходящему от богов” царственному роду.

 


[1] Gignoux Ph. Intailles sasanides de la collection Pirousan // Monumentum H.S. Nyberg. III. Téhéran–Liège, 1975, p.17, pl. I, fig. 2.2.

[2] Kasumova S.Ju. Le sceau du Catolicos d’Albanie et du Balāsagān // Studia Iranica. T. 20, fasc. 1. 1991, p.31-32.

[3] Göbl R. Die Tonbullen vom Tacht-e Suleiman. Ein Beitrag zur spätsāsānidischen Sphragistik. Berlin, 1976.

[4] Göbl R. Sasanidische Numismatik. Brauschweig, 1968. Tab. XVI.

[5] Göbl R. Die Tonbullen …, Taf. 54.

[6] Борисов А.Я., Луконин В.Г. Сасанидские геммы. Л., 1963. С. 61-62.

[7] Göbl R. Die Tonbullen… S. 146-147. No.  659, 662.

[8] Jдnichen H. Bildzeichen der Kцniglichen Hoheit bei den Iranischen Vцlkern. Bonn, 1956. S.22,29. Taf. 23,48, 24,1,2, 28,1.

[9] Ставиский Б.Я. Кушанская Бактрия: проблемы истории и культуры. М., 1977. С. 139.

[10] Göbl R. Die Tonbullen… S. 146-147, taf. 46,659,662, 49,659,662.

[11] Bivar A.D.H. Catalogue of the Western Asiatic Seals in the British Museum. Stamp Seals. II. The Sassanian Dynasty. London, 1969, p. 64,79,129.

[12] Bivar A.D.H. Catalogue… , p. 79; Horn P. Sasanidische Gemmen aus dem British Museum // ZDMG. 1890. Bd.  44. Tab. IIb, 829; Борисов А., Луконин В. Сасанидские геммы. Л., 1963. С. 41.

[13] Horn P., Steindorf G. Sassanidische Siegelstein. Berlin, 1891. No.1508; Göbl R. Der Sāsānidische Siegelkanon. Taf. 10, 20c.

[14] Paruck F.D.J. Sāsānian Coins. Bombay, 1924. Pl. IX. No. 190, 193; Bivar A.D.H. The Kushano-Sasanian Coins Series // The Journal of the Numismatic Society of India. 18. 1956. P. 33. No. 27; Carter M.L. A numismatic reconstruction of Kushano-Sasanian history // Museum Notes. The American Numismatic Society. 30. 1985. P. 244. Pl. 47. No. 12.

[15] Луконин В.Г. Кушано-сасанидские монеты // ЭВ. Вып. XVIII. Л., 1967. С. 20; Он же. Культура сасанидского Ирана. Иран в III-V вв. Очерки по истории культуры. М., 1969. С. 134.

[16] Jдnichen H. Bildzeichen… Taf. 24,1 (Hormazd II. als Kūšānšāh).

[17] Кошеленко Г.А. Кушано-Сасаниды в истории Мерва // ПИФК. Вып. VIII. М.-Магнитогорск, 2000. С.344-363.

[18] Sims-Williams N., Cribb J. A New Bactrian Inscription of Kanishka the Great // Silk Road Art and Archaeology. Vol. IV. 1995/96. P.75-142; Симс-Вильямс Н. Новые бактрийские документы // ВДИ. 1997. ¹ 3. С.3-10.

[19] Wilson H.H. Antiquities and Coins of Afghanistan. Ariana Antiqua. Delhi, 1971 (Reprint). Pl. XVI, 8-10; Specht E. Le dйchiffrement des monnaies sindo-ephtalites // JA. 1901. T. XVII. P. 499-501. No. 6,7; Paruck F.D.J. Sāsānian Coins. Pl. XI. No. 244; Jдnichen H. Bildzeichen… Taf. 28,1; Gцbl R. Dokumente zur Geschichte der Iranischen Hunnen in Baktrien und Indien. Wiesbaden, 1967. Bd. IV. Taf. 14,1; Луконин В.Г. Кушано-сасанидские монеты. С. 20; Он же. Культура сасанидского Ирана. С. 134; Ставиский Б.Я. Кушанская Бактрия: проблемы истории и культуры. М., 1977. С. 139.

[20] Specht E. Le dйchiffrement des monnaies sindo-ephtalites. P. 499. No.5.

[21] Specht E. Le dйchiffrement des monnaies sindo-ephtalites. P. 501. No.7.

[22] Луконин В.Г. Кушано-сасанидские монеты. С. 20; Он же. Культура сасанидского Ирана. С. 134.

[23] Jдnichen H. Bildzeichen… S.22. Taf. 23.

[24] Луконин В.Г. Иран в эпоху первых Сасанидов. Очерки по истории культуры. Л., 1961. С.55-59; Тревер К.В., Луконин В.Г. Сасанидское серебро. Собрание Государственного Эрмитажа. М., 1987. С.49-50. Рис.5,6.

[25] Луконин В.Г. Иран в эпоху первых Сасанидов. С.42,50. Табл. Х, 18.

[26] Horn P., Steindorf G. Sassanidische Siegelstein. No. 2507; Göbl R. Der Sāsānidische Siegelkanon. Taf. 5,7a.

[27] Пугаченкова Г.А. Материалы по восточной глиптике // Тр. САГУ. Вып. CXI. Ташкент, 1957. С.148.

[28] Луконин В.Г. Завоевания Сасанидов на востоке и проблема кушанской абсолютной хронологии // ВДИ. 1969. №2.  С.25.

Муртазали СеражутдиновичГаджиев , доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра Российской Академии наук

 




Copyright © | 2021 Албано-Удинская Христианская Община Азербайджана