Кресту приверженные под сенью полумесяца: Забытые албанские князья эпохи халифата (704-821 гг.)

06.03.2018 Выкл. Автор udi.az
Кресту приверженные под сенью полумесяца: Забытые албанские князья эпохи халифата (704-821 гг.)

Эльдар Амиров,

доктор философии по политическим наукам, старший научный сотрудник  Азербайджанского университета языков 

Историческая память – это и свет, и тени прошлого, народные обретения и потери, его страдания и радости. Невольно приходишь к этой мысли при размышлениях об истории Азербайджана. Она отличается причудливым национально-государственных трансформаций, важнейшим из пластов которой является рождение, развитие и уход с исторической сцены Кавказской Албании.

Академик Рамиз Мехтиев

(«Нагорный Карабах: история, прочитанная по источникам»)

Албанское наследие, во всех отношениях, в том числе и с точки зрения традиций государственности составляет яркую страницу доисламской истории Азербайджана и всего Кавказа. За прошедшее время для освещения и изучения богатейшего политического и духовного наследия Кавказской Албании как зарубежными, так и азербайджанскими историками и востоковедами проделан большой объем научной работы. В этом отношении  стоит особо отметить, ценный вклад, внесенный в развитие албанистики такими видными востоковедами и историками как К.В.Тревер, З.М.Буниятов, В.Ф.Минорский, Ф.Мамедова, К.Алиев, Т.И.Тер-Григорян и другие.

Труды этих ученых, вне всякого сомнения, служат своеобразным путеводителям для каждого, чьи взоры и интересы обращаются к албанскому прошлому. Однако наряду со всеми достижениями, перед албанистикой продолжают оставаться важнейшие научные цели и задачи,  которые ждут своего решения. Еще очень многие страницы албанской истории и культуры не освещены должным образом и требуют к себе более пристального и системного внимания. К числу таких важных вопросов относится судьба албанской государственности в эпоху арабского владычества в северном Азербайджане, или Арране, как его традиционно именует большинство средневековых мусульманских географов и историков.

Говоря об освещении истории албанской государственности периода арабо-мусульманского владычества на Кавказе, необходимо отметить, что в трудах большинства  албановедов она начинается с описания политических событий, относящихся к периоду  правления великого князья Джеваншира (642-681) – одного из самых выдающихся государственных деятелей и  военачальников доисламского Азербайджана, представителя правящей династии Михранидов (630-822) и прерывается правлением его приемника –  Вараз-Трдата (680-699 и 705-709 гг.).  Согласно уже укоренившейся среди историков точки зрения,  704-705-е годы,  – когда арабы в качестве пленника увезли с собой в Сирию великого князья Албании Шеройэ (Шеро), захватившего в 699 году власть в стране,  пользуясь почти пятилетним отсутствием Вараз-Трдата, прибывающего все это время в почетном плену у византийцев – считаются датой заката и ликвидации албанской государственности.

Даже возвращение Вараз-Трдата, из византийского плена, по мнению историков, не оказалось достаточным для исправления безнадежного положения Кавказской Албании. Несмотря на все отчаянные действия, предпринятые  Михранидами им, не удается  отстоять даже свой внутренний суверенитет.  Впоследствии, начиная с 705 году Албания,  лишенная даже формальных атрибутов государственности, превращается в одну из многочисленных окраин Халифата, где на смену местным правителям приходят арабские наместники. Соответствующие умозаключения из трудов ряда известных исследователей Кавказской Албании не позволят мне быть голословным:

«Шеройэ недолго продержался в положении великого князя Албании. В 704 году арабы увели его в Сирию. В 705 году при вторичном воцарении Юстиниана II был освобожден Вараз-Трдат. Вернувшись из Константинополя в Албанию, Вараз-Трдат полностью принимает подданство арабов. С этого времени Албания фактически и юридически полностью попадает под ярмо арабов. После Вараз-Трдата Албанией правили арабские эмиры». [Ф.Мамедова. Кавказская Албания и албаны. Баку, 2005, стр. 375-376].  

«В 705 году арабы, в свою очередь захватили Албанию, увели в Сирию албанского князья Широэ, последнего князья из династии Михранидов. После него Албанией правили уже арабские эмиры. Окончательное подчинение Албании произошло в 30-х годах VIII века, когда Мерван ибн Мухаммед, впоследствии Мерван II, подверг Армению и Албанию такому опустошению и население такому истреблению, что борьба армян и албанов за свою независимость была приостановлена на долгие годы». [1] [К.В.Тревер. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании. Москва-Ленинград,1959,   стр.107]. 

«Возвращение в 704 г. после пятилетнего плена в Албанию ее правителя Вараз-Трдата не сумело предотвратить распад страны, находившейся во все более зависимом положении. Ухудшение обстановки в стране способствовало ужесточению силовой политики Халифата в связи с возобновлением арабо-византийских войн.  Ряд албанских князей, попавших в составленный для халифа особый список подозрительных и неблагонадежных лиц, были схвачены и отправлены в Дамаск.

Непосредственное управление страной сосредоточилось в руках халифского наместника, а князь и католикос Албании, превратившееся в советников наместника, были лишены каких-либо прав на принятие самостоятельных решений. Итак, с 705 г. Албания, утратив свою политическую самостоятельность, теряет, и свой вассалитет и переходит в полное подчинение арабов, именуясь отныне вилайетом Арран».  [З.М.Буниятов, Н.М.Велиханлы. Политическая, социально-экономическая и культурная история Азербайджана во второй половине VII-XIII вв. // История Азербайджана с древнейших времен до начала ХХ в. Под редакцией И.Алиева. Баку, 1995, стр. 194].   

«В том же году (704 г.) был схвачен албанский князь Шеро и доставлен в область Тарон к арабскому командованию и оттуда увезен в Сирию со своими азатами». [Т.И.Тер-Григорян. Азербайджан в период III-VII вв. НАИИ НАН Азербайджана инв. №1299, стр. 102].   

Повествование об албанской государственности у большинства албановедов находит свое продолжение уже с 20-х годов IX столетия, точнее с Сахля ибн Сунбата, крупного албанского феодала, из влиятельного рода Араншахиков. [Ф.Мамедова. Кавказская Албания и албаны. Баку, 2005, стр. 391; В.Ф.Минорский. История Ширвана и Дербента X-XI веков, стр.30, Z.Bünyadov. Azərbaycan VII-IX əsrlərdə. Bakı,1989, səh. 176-181].     

Следовательно, промежуточный этап между пленением Шеро и возвышением Сахля ибн Сунбата, длившийся около 120 лет просто обходится молчанием. И это происходит несмотря на то, что источники, в том числе и основной   первоисточник албановедов, хроника албанского летописца  Моисея Каланкатуйского «История Албании» предоставляют исследователям определенную информацию, как о событиях указанного времени, так и сообщает имена некоторых албанских правителей той эпохи. Так, например, из источников мы узнаем, о том, что  после смерти Вараз-Трдата, арабы, с трудом взявшие верх по итогам двухлетней кровопролитной войны над хазарами, в 711 году возводят на албанский престол великого князья Джеваншира II  (711-725 гг.), который также происходил из дома Михранидов.

Его трон в свою очередь унаследовал сын покойного Вараз-Трдата – Вардан, подобно своему отцу долгое время пребывавший в византийском плену. Далее албанская корона переходит Нерсеху, сыну Вардана, который в народе прославился своей жестокостью. [См. подробнее:   Г.С.Свазян. История страны Алуанк (с древнейших времен по VIII век). Ереван,2008, стр. 269]. 

Аббасиды (750-1258), сменившие, в середине VIII столетия в халифате Омейядов (661-750) резко изменили свою административную политику в отношении завоеванных территорий. Отстранив от дел представителей местных царских фамилий, Аббасиды, предпочитали внедрять на местах прямую форму правления, и Албания в этом плане не составила исключения. В результате Михраниды оказываются не удел, и такая ситуация продолжается до начала IX века, когда представителей этой династии с одобрения правящих кругов Халифата вновь восстанавливают в правах великих князей Албании.  [Там же; стр. 269-270].

Михраниды продолжают оставаться правящей албанской фамилией до 821 года. В этом году в Карабахе был убит последний представитель Михранидов Вараз-Трдат III, после чего и начинается возвышение Сахля ибн Сунбата и Араншахиков.  [Ф.Мамедова. Кавказская Албания и албаны., стр. 391, В.Ф.Минорский. История Ширвана и Дербента X-XI веков, стр.30, Г.С.Свазян. История страны Алуанк (с древнейших времен по VIII век), стр. 270, Q. Qeybullayev. Qarabağ (Etnik və siyasi tarixinədair). Bakı, 1990, səh. 219].  

Обывателя, незнакомого с первоисточниками и альтернативными исследованиями, вышеуказанная формулировка вопроса, то есть полное молчание о длительном периоде  албанской государственности  с легкостью может подвести к такому ошибочному мнению, что Вараз-Трдат и Шеройе (Шеро) были последними местными христианскими правителями Кавказской Албании, и после них династия Михранидов, вместе с албанской государственностью навсегда канули в лету.

Можно допустить мысль о том, что албанская государственность, утратившая после смерти Джеваншира свой прежний авторитет и  значение,  никогда и не представляла особого интереса для исследователей. Действительно, Албания вынужденная уже при приемнике Джеваншира – Варазе-Трдате платить  одновременно дань как византийцам и хазарам, так и арабам, не стремительно сдавала свои позиции, но и за короткое время лишилась фактического контроля над значительной частью своих областей.  Неслучайно, известный востоковед В.Ф.Минорский в своем известном труде «История Ширвана и Дербента» оценивает положение страны в годы правления Вараз-Трдата, как критическое:

«Тот факт, что Михранид Вараз-Трдат, умерший в 705 году платил ежегодную дань одновременно хазарам, арабам и грекам, свидетельствует о том, как неустойчиво было положение в стране на рубеже VIII в. Власть «царей» Аррана  ограничивалась внутренними делами и лишь в пределах южного берега Куры». [В.Ф.Минорский. История Ширвана и Дербента X-XI веков, стр.29-30].

Безусловно, правы те, кто видят в Шеройэ последнего реального сюзерена христианской Албании. Ведь, неоспорим тот, факт, что после насильственного отстранения Шеройэ албанам не предоставлялась возможность самостоятельно выбирать себе царей.  Все албанские князья восходили на трон с прямого согласия мусульманских властей.  Неоспорим и тот факт, за длительный период арабского правления  масштабы Кавказской Албании, уменьшились до уровня мелких феодальных княжеств, а ее государственность обретала исключительно локальный характер.

Однако при всем этом, утверждения о полном и окончательном упразднении албанской государственности в эпоху халифата не соответствуют действительности. При арабах албанская государственность со всеми ее формальными атрибутами, и с небольшими перерывами смогла удержаться на политической арене Азербайджана.  Ко всему прочему, указанный период албанской истории богат на драматические события, интриги и потрясения, объективное изучение, которых может пролить свет на многие важнейшие этнополитические процессы, повлиявшие на дальнейший ход азербайджанской истории.

Из-за отсутствия соответствующих исследований отечественных авторов,  в поиске сведений о событиях этого времени, нам часто приходится обращаться к работам армянских авторов, значительное количество которых к несчастью для научной общественности  пронизаны чувством глубокого шовинизма и сопровождаются многочисленными искажениями и очевидными попытками всячески присвоить себе богатейшее историческое наследие кавказских албан.

К  таким работам, например, можно отнести монографию Г.С.Свазяна «История страны Алуанк» (с древнейших времен по VIII век) и небольшую статью другого известного армянского историка С.Т.Еремяна «Албания в период арабского владычества». [С.Т.Еремян.  Албания в период арабского владычества // Очерки истории СССР (III-IX вв.). Ответственный редактор: Академик Б.А.Рыбаков. Москва,1958, стр. 530-536].    

Идеологическая и политическая ангажированность этих авторов заставляют исследователей использовать их работы с предельной осторожностью, отчищать исторические факты от их идеологических оболочек и подвергать тщательному  анализу каждое умозаключение.  Ибо, как уже было отмечено, на страницах этих работ все факты и суждения подстроены под очевидное стремление авторов выдать албанское наследие за неотъемлемую часть армянской истории. В них албаны, – имеющие совсем иную этническую принадлежность, свои резко отличающиеся от армянского язык и письменность, свою апостольскую церковь, – последовательно выдаются за армянскую народность.

Об Албании же в свою очередь говориться как об одной из провинций некогда великой и единой Армении, что, естественно не имеет ничего общего с научными фактами и здравым смыслом. Для исторической справки важно отметить, что тенденция армянизации всего албанского наследия в армянской историографии сложилась постепенно. Возникла она в конце XVIII – начале XIX столетия, в качестве официальной позиции армянской исторической школы она была окончательно оформлена уже в советскую эпоху, усилиями историков-шовинистов, среди которых был и сам вышеупомянутый С.Т.Еремян. [См. подробнее: И. Алиев. О некоторых вопросах этнической истории азербайджанского народа (Ответы моим критикам). Баку, 2002, стр. 355].  

А в самый разгар армяно-азербайджанского конфликта в Нагорном Карабахе, стремление отрицать и присваивать себе историческое прошлое и культурное достояние Азербайджана. Академик  Рамиз Мехтиев пишет:

«В стремлении подчинить науку мифам и поставить ее на службу внешнеполитическим целям, армянская историческая наука порой доходит до полнейшего абсурда. Так, до начала армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта армянские историки не очень оспаривали вхождение Арцаха в состав Кавказской Албании и факт наличия в прошлом албанского населения этой области. Все изменилось с возникновением движения «миацум». Ереванские горе-историки сперва заняли позицию отрицания самого существования в античную и раннесредневековую эпоху государства Кавказская Албания и албанцев. Некоторые из них даже сравнивали ее с мифической Атлантидой.

Этим они поставили себя в незавидное положение в академических кругах и превратились в объект насмешек со стороны серьезных ученых. Выйти из неловкой ситуации идеологи «миацума» решили оригинальным образом: признав неопровержимость факта существования Кавказской Албании, слегка «подправили» ее границы, установив ее по реке Кура, то есть аккурат до того места, до которого простирались их экспансионистские аппетиты». [Акад. Р.Э.Мехтиев. Нагорный Карабах: история, прочитанная по источникам. Москва,2014, стр. 63].   

Конечно, за прошедшее время в албанистике прояснилось очень многое и сегодня у большинства серьезных и объективных исследователей существование отдельного албанского народа и албанской государственности не вызывает ни малейшего сомнения. Поэтому, нет никакого смысла терять время и силы комментируя выдумки армянских историков на этот счет. Однако несмотря ни на что, идеологи армянского шовинизма не оставляют попыток присвоить себе христианскую историю и культуру Азербайджана, как доисламской эпохи, так и периода арабо-мусульманского господства. Известный азербайджанский историка, один из признанных знатоков древнего Востока, покойный академик Играр Алиев  (1924-2004) пишет, что в  современной армянской историографии выдуман даже особый термины для обозначения исторической албанской территории –   «Восточный край Армении», «Глубинная Армения» и т.д.:

«Побасенки раннесредневековых армянских авторов относительно величия «Великой Армении» будто включавшей в себя не только Нагорный Карабах, но и чуть ли не всю Кавказскую Албанию, в свое время подхваченные мхитаристами своеобразные великодержавно-шовинистические разглагольствования о «Восточном крае Армении», «Северо-Восточном крае Армении», «Армении глубинной», «Агванском крае» (такими эпитетами награждают армянские фальсификаторы суверенное Албанское царство, просуществовавшее около одного тысячелетия), как это ни печально сознательно поддерживается и культивируется современными армянскими авторами.

…Эта точка зрения  была заложена еще в XVIII-XIX вв., но концептуально была «закреплена»  уже в советское время в трудах ряда армянских авторов, таких как С.Т.Еремян, таких, ничем не брезгавших, так сказать, «радикалов», как например, А.Мнацакаканян, Б.Улубабян, Ш.Смбатян и другие». [И. Алиев. О некоторых вопросах этнической истории азербайджанского народа (Ответы моим критикам). стр. 354- 355].  

 Столь настырные и агрессивные попытки шовинистически настроенных армянских историков, вооружившихся фальсификациями и вымыслами, не могут и должны оставлять равнодушным как азербайджанцев, так и все мировое сообщество, особенно христианский мир.  Да, безусловно, именно азербайджанцы являются потомками и наследниками кавказских албан, и судьба  духовно-культурного и политического наследия Албании, – значительная часть которого на протяжении последних двух столетий, была уничтожена и присвоена армянскими националистами и идеологами, – кстати, не без помощи царизма,  больше всего должна волновать их.

Христианский мир же в свою очередь не должен забывать, тот факт, что   Албанская Апостольская Церковь  является первой духовной организацией в истории всего Кавказа. Первый христианский храм на Кавказе, согласно первоисточникам была основана  учеником апостола Тадеуса Елисеем именно в Албании, в местечке Киш (Шекинский район Азербайджанской Республики), которую впоследствии именовали «матерью всех албанских церквей».

С точки зрения изучения  объективной  истории Албанской Апостольской Церкви и правильного понимания исторических предпосылок последующей деэтнизации, в том числе и арменизации  албан, политические процессы VIII-IX столетий, имеют  исключительное  значение. Анализ работ армянских авторов, наглядно демонстрирует, что очень многие их манипуляции и искажения вокруг албанской церкви и всего албанского наследия, связаны с этим малоизученным и слабоосвещенным периодом.  В силу перечисленных причин вопросы албанской истории эпохи арабо-мусульманского господства не должны сходит с повестки азербайджанской и зарубежной исторической науки.

http://www.1news.az/news/el-dar-amirov-doktor-filosofii-po-politicheskim-naukam-starshiy-nauchnyy-sotrudnik-azerbaydzhanskogo-universiteta-yazykov