Что может рассказать об истории церкви Кавказской Албании обнаруженный на Синайской Горе грузино-албанский палимпсест. Заза Алексидзе


13 февраля 2012 | Статьи

   Об истории страны и церкви может говорить не только текст рукописи, но и то, как и на каком материале этот текст записан. Кодикологическая характеристика албанского текста. Албанская рукопись представляет собой пергамент, на котором исполнен нижний текст грузино-албанского палимпсеста.

   Иначе говоря, это рукописи N13 и N55 новой коллекции, если представить их без грузинского текста, написанного в Х веке поверх смытой албанской рукописи. Каждая страница бывшей албанской рукописи в Х веке разделена на две страницы для грузинской рукописи и затем заново сброшюрована в тетради. Поэтому две части одной страницы албанской рукописи после брошюрования оказались в разных местах.

  В монастыре св. Екатерины мне удалось восстановить первоначальный вид албанской рукописи. В развернутом виде ее размеры составляют 29,5 Х 22,4. Текст написан на пергаменте красиво выведенными унциальными буквами, опытной и уверенной рукой, коричневыми чернилами, в два столбца. Размеры столбцов – 21,5Х8.
В каждом столбце, как правило, двадцать две строки (в редких случаях 24), а на странице — сорок четыре строки. Для соблюдения симметрии и ровных строк рукопись разлинована оттиском, сделанным на мокром пергаменте. Справа и слева на страницах в избытке оставлены широкие поля. Довольно большие места оставлены и между столбцами. Они использованы для приписок, связанных с содержанием текста. В начале самого текста, а также его разделов использованы заглавные буквы, размеры которых в несколько раз превышают размеры букв самого текста. Сравнительно более мелкие отрезки текста отделены двумя прямыми, очень короткими параллельными линиями размерами почти в точку.
Что могут сказать нам эти сведения об истории Албанской церкви и Албанского государства?
1. Обнаруженный на Синайской горе памятник албанской письменности должен быть очень древним, поскольку подобная кодиколого-текстологическая и палеографическая характеристика свойственна самым древним образцам грузинской и армянской письменности.
2. В период создания данной рукописи албанская письменность уже обладала опытом письма и находилась на высоком уровне развития.
3. Пергамент обходился очень дорого. Государство и церковь, которые могли позволить себе так свободно использовать для рукописи пергамент в большом количестве, были довольно богатыми и придавали большое значение письменности в жизни страны.

Приключения албанско-грузинского палимпсеста и история Албанской церкви

Нельзя сказать, что поиски албанских текстов не велись среди палимпсестов, но ошибка ученых заключалась в том, что они искали их в первую очередь среди армянских рукописей. Акакай Шанидзе даже писал об этом: „Такие отрывки, скорее всего, можно встретить в армянских рукописях. В этом направлении я работал в 1924 году в Эчмиадзине, но безрезультатно». Такая „стратегическая» ошибка была более чем вероятна для того периода изученности истории христианства на Кавказе, когда монофизитство считалось единственным вероисповеданием всех церквей южно-кавказских стран до начала VII столетия нашей эры. Но сейчас нам уже хорошо известно, что это было далеко не так. Это косвенно доказывается и обнаружением албанского текста в грузинской рукописи, в грузинской среде
Дело в том, что период интенсивного и свободного развития албанской христианской письменности приходит на V-VIII вв. На протяжении всего этого периода Албанская церковь независима и после великих споров в христианской церкви, точнее после Халкидонского Вселенского Собора (451), стоит вначале на позиции Генотикона Зенона (482), примиряющей диофизитов и монофизитов, затем на халкедонитской позиции. Она вместе с грузинской церковью противостоит армянской, поддерживаемой Персидской империей.
С 20-х годов VIII века Албанская церковь попадает под сильнейшее влияние Армянской монофизитской церкви. По сведениям источников, Армянская церковь сжигала литературу, которую она считала диофизитской. Монофизитская Албания постепенно переходит на армянский язык и письмо и таким образом шаг за шагом теряет свой национальный облик, язык и письменность. Поэтому больше шансов сохраниться албанское письмо и письменность, в том или ином виде, имели в диофизитской среде, в частности, в Грузии или же в зарубежных очагах грузинской культуры. Как видим, именно так и произошло.
Естественно возникает вопрос, каким образом оказался на Синае палимпсест с албанским текстом? Ведь ясно, что до Х века рукопись оставалась нетронутой и ее сохраняли. Как видно, на протяжении этого времени еще было известно, что это за рукопись, кому-то она все еще была нужна. Велика вероятность того, что вторично рукопись была использована именно на Синайской горе или где-то там же, в Палестине. Повторное использование рукописи, сшивание новых рукописей из обрезков старых было характерно именно для Синая Х века, который испытывал сильную нужду в пергаменте. Это подтверждается большим количеством палимпсестов в коллекции Синайской горы и прямыми указаниями в памятных записях на отсутствие пергамента.
Своим просветителем Албанская церковь считала прибывшего из Иерусалима святого Элисея, одного из 70 апостолов Христа, рукоположенного братом Спасителя Яковом. Поэтому для албанов Святая Земля обладала особой притягательной силой, и пилигриммы направлялись туда под любым предлогом. Моисей Каланкатуйский детально перечисляет албанские церкви и монастыри в Иерусалиме с указанием их наименований и местоположения. Вместе с тем он точно указывает, в какой церкви к Х веку еще служит албанский священнослужитель, в какой араб-христианин, какая церковь вообще находится в руках арабов, не уточняя, христиане эти арабы или нет. Моисей Каланкатуйский называет даже общее число албанских и армянских монастырей в Иерусалиме, и число это (более 100) довольно внушительно, каким бы преувеличенным оно нам не казалось. Ясно, что Моисей Каланкатуйский имеет в виду монофизитские албанские монастыри, но ведь в VI-VII вв., более чем вероятно, большинство из них были бы халкедонитскими.
Мне кажется, албанские рукописи могли попасть на Синайскую гору следующим образом. Созданный в халкедонитских албанских кругах Палестины текст после перехода албанской церкви в монофизитское вероисповедание попадает в палестинский грузинский монастырь Иерусалима или в монастырь Святого Саввы и отсюда на Синайскую гору. Грузинскому читателю (а возможно, и огрузинившемуся албанину, который как реликвию привез рукопись на Синайскую гору) уже непонятен албанский текст. Потребность в пергаменте вынуждает его смыть старый албанский текст и написать заново грузинский, в котором нуждалась синайская обитель.
Таким образом, у нас появляется возможность увязать датировку албанского текста с датировкой появления албанских христианских общин на Святой земле. Ниже нам станет ясно, что такая увязка уведет нас в очень глубокую древность.

Содержание албанской рукописи

Албанская рукопись представляет собой Лекционарий. Лекционарий — это литургический сборник церковных чтений в праздничные дни в течение всего года, составленный на основе чтений из Библейских книг (Ветхого и Нового Завета). Чтобы составить и использовать затем Лекционарий, нужно иметь, по меньшей мере, полный перевод Библии на данном языке. Дошедшие до нас источники сообщают, что Кавказская Албания уже в первой половине V века имела подобные переводы. Сегодня мы с уверенностью можем сказать, что очень скоро после принятия христианства на албанском языке уже имелся полный перевод Библии; что албанская письменность и письмо не только существовали, но и имели довольно развитый характер.

Датировка албанского Лекционария

Для установления относительной даты создания Лекционариев достаточно выяснить, насколько сложен или прост по составу тот или иной из них. Развитие Лекционариев обычно идет от простого к сложному. Вначале он содержит только чтения для 12 божественных праздников с приложением псалмов и аллилуйи (IV в.). В дальнейшем Лекционарий усложняется, добавляются чтения для других церковных праздников, поминовения выдающихся деятелей церкви и святых мучеников, указания на остановки в святых местах Иерусалима для чтения соответствующих частей из Святых Писаний и богатый гимнографический материал (V-VII вв.). Постепенно Лекционарий настолько усложняются, что составителям приходится выделять отдельно годичные гимнографические сборники.
Обнаруженный на Синайской горе албанский Лекционарий, по всей видимости, представляет самый ранний этап развития Лекционариев. Он состоит из чтений только на божественные праздники, с указанием на регулярное исполнение Аллилуйи и реже чтения псалмов. По этим признакам албанский Лекционарий гораздо проще армянского, который именно вследствие своей простоты в сравнении с другими Лекционариями был признан самым древним переводом с греческого из всех сохранившихся Лекционариев и датирован периодом около 438 года. Типологически албанский Лекционарий ближе всех стоит к грузинскому Лекционарию ханмети, который, к сожалению, дошел до нас только в виде коротких фрагментов. Строение албанского Лекционария более просто даже в сравнении с тем Лекционарием, который восстанавливается на основе дневника путешествия Эгерии на Святую землю в начале 80-х годов IV века. Все вышесказанное позволяет нам датировать албанский Лекционарий второй половиной IV века. Естественно, перевод Библейских книг должен предшествовать составлению албанского Лекционария, поэтому и создание албанского письма должно быть датировано более ранним периодом. Конечно это пока все еще гипотеза, подтвержение или опровержение которой целиком зависит от дальнейшего продвижения в прочтении текста Лекционария.

На каком языке проводилось богослужение в Албанской церкви

Ответить на этот вопрос с первого взгляда как будто легко. Разумеется, на албанском. Но какой язык является албанским? Ведь источники называют народы, населяющие Албанию, носителями 26 различных языков. По данным разных армянских источников, Маштоц создал письмо или для гаргаров, или для утиев.
После обнаружения албанского алфавита в армянской рукописи ученые, с большой долей вероятности, пришли к выводу, что потомками древних албан являются удины, которые в XVII-XIX веках все еще считали себя таковыми, а новым албанским языком должен быть признан удинский язык. Но до сегодняшнего дня этот вывод оставался научной гипотезой, поскольку не удавалась дешифровка мингечаурских надписей.
В последнее время появились предположения, что прямым потомком древнеалбанского языка является не удинский, а лезгинский язык. По этому поводу даже была написана целая книга и опубликован пространный текст сомнительного происхождения, написанный якобы на албанском языке, который будто бы “легко” читается на лезгинском. Разумеется, на лезгинском же языке были “прочитаны” и Мингечаурские надписи. Конечно, для серьезных ученых с самого начала было ясно, что все это не может иметь ничего общего с наукой.
После обнаружения и дешифровки албанского Лекционария можно сказать, что эпоха научных гипотез и фантастических умозаключений закончилась: албанский язык является не таким уж далеким предком удинского языка. На это, несомненно, указывает склонение имен в албанском языке, которое почти идентично склонению имен в удинском языке. Примеры:
Номинатив (именительный падеж) — 0 (К?ристос),
Эргатив -ен (К?ристос-ен),
Дательный падеж -ах (Петрос-ах, Якоб-ах, Иоhанан-ах),
Родительный падеж -и (Паулос-и, Титос-и, Якоб-и, Матеос-и и т.д.),
Аблатив (отложительный падеж) -оц, во мн. -у?-охоц (удинское — охо),
Локатив (местный падеж) -а (к’алак-а),
Показателем множественного числа является формант -ух//-ох (акесун-ух).
Показателем глагольного инфинитива — формант -есун (ак-есун).
Лексика албанского языка, в объеме прочитанного мною текста, почти один к одному совпадает с той лексикой удинского языка, которая до сих пор сохранилась в нем.

Примеры:
абазак — разбойник, вор,
шу — ночь,
?и — день,
чибух — жена,
вичи — брат,
мар — опасность, беда (в удинском означает гной)
музр-язык (в удинском муз}
адамар — человек,
Бихаджу? — Бог,
к’ул-рука,
бул — голова,
беши — наш,
зу (в дат. зах) — я
ичи — свой,
сер — один (в удинском са),
сербаун — первый,
пуранин — второй
хибарун — третий,
акесун — увидеть,
п?есун — делать.
бук?есун — любовь, любить

Приведенные примеры показывают, что с точки зрения как лексики, так и морфологии албанский язык очень близко стоит к удинскому. Для их сопоставления чаще всего нет необходимости прибегать к помощи сравнительной грамматики дагестанских языков. Бесписьменный язык, без всякого сомнения, должен быть отдален от своего предка гораздо больше, чем мы имеем в данном случае. Думается, что это еще один дополнительный аргумент, подтверждающий тот факт, что албанский литературный язык был полностью сформирован в период создания Лекционария и просуществовал достаточно долго после этого. Возможно, нам придется со временем пересмотреть и верхнюю границу даты его исчезновения.

Лекционарием какого типа является албанский Лекционарий

Науке известно несколько типов древнейших Лекционариев: иерусалимский, эдесский, антиохийский и т.н. синагогский. Лекционарий синагогского типа на сей раз не представляют для нас интереса, поскольку они являются еврейско-иудейскими Лекционариями и, естественно, содержат чтения только из Тор (Ветхого Завета). Албанский же Лекционарий в сохранившейся и прочитанной частях содержит чтения только из книг Нового завета.
Сведения об антиохийском Лекционарий почти не сохранились. Самые древние данные о существовании и составе антиохийского Лекционария находят в Апостольских преданиях и в проповедях Иоанна Златоуста (последняя четверть IV века). На основании этих сведений делается вывод о том, что антиохийские Лекционарий состояли из книг пророков. Евангелия и Апостола. Однако судить о полном составе антиохийского Лекционария и его отличиях от других Лекционариев на основе подобных фрагментарных данных пока что не представляется возможным.
Значительно больше нам известно об эдесском или сирийском Лекционарий. Правда, полностью эдесский Лекционарий на сирийском языке не сохранился, но до нас дошел его полный индекс или указатель, который датируется VI веком. Из этого указателя видно, что сирийский Лекционарий составлен по образцу иерусалимского и он также гораздо сложнее, нежели албанский. Иерусалимский Лекционарий можно считать предком всех дошедших до нас древнейших Лекционариев. В их числе находится переведенный в V веке с греческого армянский Лекционарий и грузинский т.н. Большой Лекционарий. Относится ли албанский Лекционарий к этому же ряду Лекционариев? Был ли он создан в палестинском кругу? Есть ли в тексте какие-либо признаки, указывающие на это?
Собственное имя «Иоанн» (напр. Иоанн Евангелист) в албанском Лекционарии встречается только в еврейско-сирийской форме — «Иопанан». В такой форме это имя не засвидетельствовано ни в греческой (Иоаннес), ни в армянской (Иопаннес), ни в грузинской (Иоанэ) традициях и Лекционариях. Естественно, данная форма указывает на тесные связи с Палестиной и собственно с Иерусалимом. Наличие такого тесного контакта, как уже было сказано выше, подтверждается и историческими источниками, согласно которым своим просветителем албанская церковь считала одного из 70 апостолов Христа — Элисея, прибывшего из Иерусалима прямо в Албанию, рукоположенного братом Спасителя Яковом. Источники говорят также о существовании в раннесредневековом Иерусалиме многих албанских церквей и монастырей. Следует учитывать также и то обстоятельство, что албанская рукопись была обнаружена именно в палестинской среде на горе Синая.
Все это с большой долей вероятности указывает на тот факт, что албанская рукопись была создана в Иерусалимской среде и относится к наиболее раннему типу иерусалимских Лекционариев. Однако использование составителем албанского Лекционария еврейско-сирийской формы имени апостола Иоанна «Иоханан», разумеется, не означает, что он (албанский Лекционарии) переведен с сирийского языка. По всей видимости, албанские служители албанских церквей Палестины произносили это имя в той форме, в какой слышали в окружающей их среде.

С какого языка переведен албанский Лекционарий

В первую очередь, мне хотелось бы зафиксировать свою точку зрения относительно создания Лекционариев на том или ином языке. Я считаю, что они не просто переводились в готовом виде с уже имеющихся Лекционариев, а создавались на основе существующей модели (скорее всего на греческом языке) и уже переведенных на собственный язык Библейских книг. Именно так, по всей видимости, был создан и албанский Лекционарии. И именно поэтому расшифрованные мною в албанском тексте некоторые чтения не встречаются в грузинском, армянском и сирийском Лекционариях. Этот факт свидетельствует о том, что албанский Лекционарии не является переводным или составленным на основе существующих на указанных языках Лекционариев. Его источником должен быть не дошедший до нас греческий Лекционарии.
Зафиксированная в албанском Лекционарии лексика помимо собственно албанских слов, разумеется, содержит собственные имена, слова и формы слов, имеющиеся в других языках (греческом, грузинском, армянском). Эти слова представляют греческие, греко-грузинские, греко-армянские, грузинские, грузино-армянские, армянские и сирийско-еврейские формы, что не позволяет определить происхождение албанского Лекционария. В представленной форме все эти слова, как видно, были распространены в албанском мире до составления Лекционария. Приведенные ниже примеры указывают не на происхождение слов, а на то, в какой форме, закрепившейся в том или ином языке, представлены они в албанском.

Примеры:
Греческие:
Мат ‘еос — Матфей
Греко-грузинские:
ангелос — ангел; эклесия — церковь.
Греко-грузино-армянские:
католике — всеобщий, соборный; аиоиа — Алилуйя с фонетическими изменениями на основе албанского языка,
Греко- армянские;
Иисус; K’pucmoc — Христос; Паулос — Павел; Лукас — Лука; Титос — Тит; Тимот ‘еос -Тимофей,
Грузино-армянские:
Пасек? — Воскресение; к?алак? — город; авазан — ванна, купель; т?аргман — перевод, комментарии; абазак — (груз., арм. — авазак); Иакоб — Яков.
Армянские:
мар?авен — (арм. маргаре?) пророк; мармин — тело; вартапет (арм. вардапет) -наставник, духовник; hem?auoc — язычник.
Еврейско-сирийские:
Иоhанан — Иоанн

Что может дать библеистике обнаружение албанского Лекционария

Модель, по которой был создан албанский Лекционарий, до нас не дошла. Не известен древнейший греческий Лекционарий и судить о нем мы можем лишь по армянскому и грузинскому Лекционариям. По своей форме албанский Лекционарий отличается как от армянского, так и от грузинского. Из всех имеющихся на сегодняшний день Лекционариев только в албанском рядом с заголовками чтений на полях буквами небольшого размера приписаны литургические комментарии. Этот факт должен быть или характерным только для албанского Лекционария, или же он был также характерен для греческого Лекционария в начальном периоде его формирования и только затем (на том этапе, который отражен армянским Лекционарием) сделанные на полях комментарии вошли в заголовки.
Албанский Лекционарий даже в той небольшой, расшифрованной на сегодняшний день части сохранил несколько таких вариантов прочтений “Нового завета”, которые будут иметь серьезное значение для реконструкции архетипа Священного писания.
В 8-ой главе Евангелия от Луки есть такой сюжет: Настоятель синагоги, у которого умирает 12-летняя дочь, просит Иисуса Христа исцелить ее. В это время приходит кто-то из его ближних и говорит настоятелю: не беспокой Учителя, твоя дочь уже мертва. Иисус успокаивает убитого горем отца и заходит с ним в дом. Но в помещение, где лежит покойница, Иисус Христос не пускает никого, кроме апостолов Петра, Якова, Иоанна и родителей девочки.
Расположение имен апостолов в албанском тексте такое же, как в грузинском и армянском: «Петросах ун Иакобах ун ИоЬананах» (Петра, Якова и Иоанна). В греческой и во всех других редакциях последовательность имен иная: Петрон каи Иоанен каи Иакобон (Петра, Иоанна и Якова). Очевидно, что греческий текст не сохранил первоначальную редакцию, поскольку расположение Евангелий в Четвероглаве (от Матвея, от Марка, от Луки и от Иоанна) и то обстоятельство, что Иоанн был младшим среди апостолов, поддерживают последовательность имен грузинского, армянского и албанского текстов. Есть еще один аргумент в пользу сказанного выше. В Евангелии от Марка приводится тот же сюжет, что мы уже рассмотрели по Евангелию от Луки. Последовательность имен в этом отрывке точно соответствует их последовательности в албанском Лекционарий: Петр, Яков и Иоанн.
Подобный вывод важен не только для данного конкретного случая. Он показывает, что без учета переводов на языки народов Южного Кавказа установление архетипа Библейских книг не может быть окончательным. Ярким примером этому служит еще одно место из Послания апостола Павла к коринфянам.
Когда апостол Павел пишет коринфянам о том, кому Всевышний поручил быть в церкви апостолами, пророками и учителями, кому дал силу чудодействия, исцеления, вспомоществования, одарил знанием разных языков, в албанском тексте следуют слова, которых нет ни в одном тексте, кроме армянского: «умение (способность) переводить языки». Я более чем уверен, что эти слова были в первоначальной редакции Нового Завета.
Дело в том, что вслед за этим перечислением апостол Павел продолжает рассуждение:
Неужели все были апостолами, неужели все были пророками, неужели все обладали силой чудодействия, исцеления, наставления; неужели они знали все языки и могли переводить со всех языков. Ясно, что это ответ на первое перечисление, и если бы с самого начала ничего не было сказано о переводе с разных языков, то не имело бы смысла отвечать на него в следующем параграфе.
Кроме этого, в той же главе Послания к коринфянам, несколько ранее, приводится такое же перечисление, как было дано выше, и здесь уже наряду с греческим текстом в переводах на все другие языки сохранены слова, которые в другом месте были засвидетельствованы только в албанском и армянском: умение (способность) переводить с других языков.
В албанском тексте есть еще одно место, которое дает ему преимущество с точки зрения древности в сравнении со всеми другими сохранившимися текстами. Это называние при перечислении сначала пророков, затем апостолов и далее учителей. Однако сейчас невозможно сказать, насколько регулярно такое расположение в других, еще не прочитанных местах албанского Лекционария.

Р. S. Вся информация, о которой мы сегодня говорили, получена в результате идентификации и расшифровки всего лишь части 14 чтений из албанского Лекционария. Нет сомнения, что когда уцелевший текст будет прочитан целиком, нам будет гораздо больше о чем поговорить.



Copyright © | 2021

Албано-Удинская Христианская Община Азербайджана