Удинский язык

    Удинский язык — язык удинов — один из кавказских языков. Входит в лезгинскую группу нахско-дагестанской (восточно-кавказской) семьи языков, делится на два диалекта — ниджский и огузский (варташенский)[1][2]. Степень их расхождения не препятствует их взаимопониманию, хотя каждый диалект развивается самостоятельно. На удинском языке говорят около 10.000 человек. При этом он считается бесписьменным, хотя в последнее время предпринимаются усилия по созданию письменности. Удинский язык используется только в быту. В качестве официального языка удины используют язык той страны, в которой проживают: в Азербайджане — азербайджанский, в России русский, в Казахстане русский и казахский, в Грузии грузинский и т. д. Большинство удин двуязычны, нередко трехъязычны[3]. Как считают большинство специалистов, удинский язык в прошлом был одним из распространенных языков Кавказской Албании, на основе которого в V веке появилась албанская письменность.

    Удинский язык имеет два диалекта: ниджский и варташенский (варташенско-октомберийский). Ниджский диалект имеет свои подговоры, делящиеся на 3 подгруппы — нижние, промежуточные и верхние. Существует версия, что эти подговоры исторически являлись отдельными говорами (а возможно, когда-то и диалектами) удинского языка. После переселения удинов из разных мест (из Карабаха, Тауза и соседних сел.) в село Нидж, эти говоры постепенно слились в ниджский диалект[4]. К варташенского диалекту относится 2 говора — собственно варташенский и октомберийский. Октомберский говор существенно не отличается от варташенского диалекта, так как удины переселились в Октомбери в 1922 году.

   С исторической точки зрения кавказско-албанский язык ближе всего к удинскому, вернее к древнеудинскому языку. Алфавит состоял из 52 букв. В дальнейшем этот алфавит получил широкое применение: на албанский язык были переведены важнейшие библейские тексты, на нем велась церковная служба. Однако впоследствии, в силу исторических причин албанская письменность перестала использоваться и постепенно исчезла.

   В начале и середине XX века были найдены несколько надписей на албанском языке, однако ученым долгое время не удавалось прочесть их. В 1996 году грузинский ученый Заза Алексидзе обнаружил в монастыре Св. Екатерины на Синае грузино-албанский палимпсест (около VII—VIII века[9]). Найденный текст представляет собой богослужебный сборник, включающий в основном отрывки из Нового Завета. После этой находки отпали все сомнения в существовании албанского алфавита и развитого литературного языка. В настоящее время эти тексты расшифрованы, переведены и опубликованы. После изучения этих текстов специалисты однозначно сделали вывод — албанский язык ближе всего к удинскому языку.

    Удинский язык в прошлом был распространен на гораздо большей территории, нежели сегодня, и что он является одним из языков Кавказа, который когда-то имел свою письменность, но впоследствии перестал использовать ее. Над дешифровкой палимпсеста работал коллектив авторов Вольфганг Шульце, Йост Гепперт, Заза Алексидзе и П. Маэ. Работа издана в 2 томах (530 страниц) в издательстве «Брепольс» расположенное в бельгийском городе Тюрнхаут.

   В 1937 г. И. В. Абуладзе нашёл албанский алфавит (52 буквы, многие напоминают армянские и грузинские — хуцури)  В 1948—1952 гг. во время раскопок в Мингечауре было сделано ещё несколько эпиграфических находок. В 1956 г. А. Курдиан (США) открыл второй экземпляр алфавита (переписанный в XVI в.). В 1948 году во время земляных работ в Мингечауре (предстояло затопление определенной площади в связи со строительством Мингечаурской ГЭС) был раскопан раннесредневековый христианский храм VI-VII вв. и найден первый образец достоверно албанской эпиграфики

   Важный этап в истории удинского языка обычно относят к 19-му и началу 20-го века. В это время начинается научное исследование языка и предпринимаются первые попытки придать удинскому языку письменный вид. Начало изучению удинского языка связано с именем А.А Шифнера, первым напечатавшим монографию об удинском языке (1863 г .). В дальнейшем продолжил эту работу А.Дирр, который в 1902 г. опубликовал монографию «Грамматика удинского языка» [. Большой вклад в дело изучения удинского языка и приданию ей письменности вложили сами удины. Еще в 50-х годах 19-го столетия удин из Варташена Георгий Бежанов активно помогал Шифнеру в исследовании языка. Он начал составлять словарь своего языка, но преждевременная смерть прервала его работу. Позже, в конце XIX века в «Сборнике материалов для описания местностей и племен Кавказа» были опубликованы тексты на удинском языке на основе кириллической графики — различные удинские сказки, легенды .Эти материалы были собраны братьями С. и М.Бежановыми,удинами из Варташена. Но самым большим текстом, опубликованным в том же издании, было «Святое Евангелие от Матфея, Марка, Луки и Иоанна» на удинском языке [15], также переведенное и подготовленное Бежановыми. Немало занимались исследованием удинского языка Абкар Пайазат и Семен Урузов, также удины из Варташена. С. Урузов работал над лексикой удинского языка, и им был составлен словарь. Большой вклад в научное исследование удинского языка внесли Е. Ф. Джейранишвили (удин из Зинобиани) и В. Н. Панчвидзе, исследовавшие грамматику удинского языка и впервые сопоставившие оба диалекта. Особо следует отметить работу выдающегося ученого и исследователя удинского языка Ворошила Гукасяна, удина из Ниджа. В 1974 году вышел его «Удинско-азербайджанско-русский словарь» — по сути, Ворошил Левонович стал составителем первого словаря удинского языка на обоих диалектах. При этом в отличие от прежних работ подобного рода, его словарь был составлен на высоком профессиональном уровне. Для обозначения звуков удинского языка здесь использовался общепринятый способ практической транскрипции для народов Кавказа — транскрипция на основе кириллической графики с добавлением дополнительных знаков. Однако, хотя удинский словарь и был выпущен в свет, а удины тем самым получили возможность обозначать удинские звуки на письме, удинский язык по-прежнему оставался бесписьменным — отчасти из-за того, что выпуск словаря не предназначался для практических целей, а скорее имел научную ценность. В то же время, в случае отсутствия этого словаря, в силу некоторых причин сегодня было бы уже очень тяжело собрать такого рода лексический материал.

Алфавит 1974 г., на основе кириллицы, со словаря В. Л. Гукасяна:

 

A а Аъ аъ Аь аь Б б В в Г г Гъ гъ Гь гь Д д Дж дж
ДжӀ джӀ Дз дз Е е Ж ж ЖӀ жӀ З з И и Й й К к Ҝ ҝ
КӀ кӀ Къ къ Л л М м Н н О о Оь оь П п ПӀ пӀ Р р
С с Т т ТӀ тӀ У у Уь уь Ф ф Х х Хъ хъ Ц ц Ц’ц’
ЦӀ цӀ Ч ч Ч’ч’ ЧӀ чӀ Чъ чъ Ш ш ШӀ шӀ Ы ы

Тексты изданные в «Сборнике материалов для описание местностей и племен кавказа» братьями Бежановых были основаны на азбуке составленный ими, см. «Удинская азбука»

   Новый этап развития письменности и преподавания удинского языка начался после распада СССР. В 1992 г. в Баку был опубликован проект программы удинского языка для начальных классов. Проект составили Г. А. Кечаари, удинский просветитель из Ниджи, и Ю. А. Айдынов, сотрудник НИИ педагогических наук Азербайджана. Проект предусматривал выпуск удинского букваря и учебника по удинскому языку. Изначально букварь был составлен на основе кириллической графики, звуки были обозначены по образцу алфавита в словаре В. Гукасяна. Но позже в связи с принятием нового азербайджанского алфавита на основе латиницы удинский алфавит тоже пришлось перевести на латиницу (в целом система обозначения знаков осталась такой же, с одной лишь разницей, что использовались латинские буквы). В результате в середине 90-х был напечатан удинский букварь и учебник по удинскому языку для начальных классов. В настоящее время в школах Ниджа преподается удинский язык. Однако преподавание ведется не на должном уровне. Редко можно найти того, кто свободно читает на новом алфавите. Отчасти это связано с тем, что используемый вариант удинского алфавита опять-таки получился неудобным для изучения и применения, поэтому даже у обучающихся детей он вызывает затруднение. Удинский язык преподается также в начальных классах в Зинобиани, там алфавит (на основе грузинской графики) и пособие по изучению языка составил местный удин Мамули Нешумашвили. Тем не менее, несмотря на преподавание в школе удинского языка, знание родного языка удинами Грузии оставляет желать лучшего.

    В 1996 году впервые была напечатана книга на удинском языке «Нана очъал», сборник литературных произведении различных авторов. Книга была напечатана на основе кириллицы по образцу алфавита Гукасяна. В 2001 г. вышла книга Г. Кечаари «Orayin». В нее вошли стихотворения, сказки, легенды, а также удинские пословицы и анекдоты. В 2003 г. вышла еще одна книга Г. Кечаари «Buruxmux», сборник стихотворений на удинском языке. Эти книги изданы уже на новом алфавите на основе латиницы. Все три книги на ниджском диалекте.

Удинский алфавит 1934 года

    Долгое время удинский язык был бесписьменным. В разное время предпринимались попытки по переводу его на кириллическую письменность, попытки преподавания на удинском языке в начальной школе в Нидже. В конце 1990-х в Азербайджане создан удинский алфавит на латинской основе[18]:

   У удин никогда не существовало национальных школ. В дореволюционный период школьное преподавание в Варташене велось по-русски, затем преподавание велось на азербайджанском языке. В начале 1950-х гг. местн­ые власти преобразовали азербайджанские школы для удин в русские.

    Удины, про­живающие в Зинобиани, учатся в грузинской школе, российские удины — в русских.

    Во время переписи 1989 года свыше 70 % российских удин называли в качестве родного языка удинский, около 25 % — русский. Три четверти российских удин были двуязычными, включая примерно 60 % владеющих удинским и русским. Удины Закавказья также в подавляющем большинстве двуязычны: в Грузии они знают удинский и грузинский, а в Азербайджане трехъязычно — удинский, азербайджанский, русский.

В 2009 году в Москве вышла книга, посвященная удинскому языку — «Удинский сборник: грамматика, лексика, история языка»

В 2010 году в Баку вышел «Удинско-Азербайджанско-Русский словарь» Роберт Мобили