3-5 мая 2016 года в Бакинском славянском университете состоялась VII Международная научная конференция «Актуальные проблемы азербайджановедения» на тему: «Мультикультуральные и толерантные ценности в наследии Общенационального лидера Азербайджана Гейдара Алиева».


18 мая 2016 | Новости

IMG-20160518-WA0001 IMG-20160518-WA0000 IMG-20160518-WA0002

3-5 мая 2016 года в Бакинском славянском университете состоялась VII Международная научная конференция «Актуальные проблемы азербайджановедения» на тему: «Мультикультуральные и толерантные ценности в наследии Общенационального лидера Азербайджана Гейдара Алиева». Мероприятие, посвященное дню рождения Гейдара Алиева, организовано Министерством образования, Бакинским международным центром мультикультурализма (БМЦМ), Госкомитетом по работе с религиозными образованиями (ГКРО) и Национальной академией наук Азербайджана (НАНА).

На конференцию, посвященную актуальным проблемам азербайджановедения,  съехались более 40  гостей из  Турции, России, Болгарии, Грузии, Италии, США, Литвы, Казахстана, Молдовы, Швеции, Польши и свыше 150 участников из  различных научных и учебных центров Азербайджана. На секционных заседаниях обсуждался широчайший спектр вопросов, связанных со всеми значительными параметрами социальной, религиозной, политико-географической, филологической, философской и культурологической жизни не только Азербайджана, азербайджанского народа, но и тех народов и стран, которые исторически были в той или иной форме связаны с азербайджанской действительностью, с жизнью азербайджанского народа.

Это уже седьмая подобная конференция и она организована более широкомасштабно, на государственном уровне. Формировавшиеся на протяжении веков традиция многокультурности и разнообразия в Азербайджане поднял ее на качественно новый уровень, — в плоскость политики и образа жизни. На конференции  зарубежные ученые обменивались мнениями с азербайджанскими учеными об актуальных проблемах науки. И  главным достижением  конференций является то, что приезжающие в Азербайджан  представители науки, культуры имеют возможность поближе познакомиться с азербайджанской наукой, культурой,  историей, системой образования   и донести правдивую информацию обо всем этом  до своих стран.

В работе конференции принимали участие также и представители удинской общины с докладами: Председатель Албано-удинскй христианской общины Азербайджана Роберт Мобили, Председатель Волгоградской областной общественной организации удин «Нидж» Ричард Данакари и аспирант Волгоградского государственного педагогического университета Сархан Баширов. Ниже публикуются их статьи:

Данакари Р.А., доктор философских наук

ИНТЕГРАЦИЯ УДИН В МУЛЬТИКУЛЬТУРНОЕ ОБЩЕСТВО АЗЕРБАЙДЖАНА

Автор рассматривает особенности развития межнациональных отношений и специфику формирования мультикультурного общества в Азербайджанской Республике. В центре исследования удины как этнические меньшинства, их роль и место в современных интеграционных процессах. В современных условиях в Азербайджане активно продолжается процесс социальной консолидации и интеграции этносов в поликультурное сообщество. Государство проводит политику толерантности и мультикультурализма, развивает разные формы идентичности, стремится обеспечить единство в многообразии, сплотить полиэтническое и поликонфессиональное население страны, формировать чувство единства и общности судеб.

Ключевые слова: глобализация, мультикультурализм, толерантность, межнациональные отношения, национальные меньшинства, этнические группы, удины

Danakari R.A., Doctor of Philosophy

INTEGRATION OF UDINES IN A MULTICULTURAL SOCIETY

OF AZERBAIJAN

The article deals with the analysis of the
features of development of international relations and the specificity of the creation of a multicultural society in the Republic of Azerbaijan. The particular attention of researches payed to Udines (as ethnic minorities), their role and place in contemporary integration processes. Nowadays in Azerbaijan we can observe the duration of the process of social consolidation and integration of ethnic groups in the multicultural community. The government pursues a policy of tolerance and multiculturalism; tries to ensure unity in diversity, to develop the different forms of identity, to pull together multi-ethnic and multi-confessional population of the country, to form a sense of unity of destinies.

Key Words: Globalization, Multiculturalism, Tolerance, Inter-Ethnic Relations, National Minorities, Ethnic Groups, Udines

Современная глобализация универсализирует все континенты и регионы, трансформирует цивилизации и культуры, этносы и нации, пространство существования всех народов. Актуальность работы заключается в том, что формирование информационной цивилизации заставляет с новых методологических позиций исследовать непрерывно идущие процессы общественной динамики, определить роль и место каждого народа, в том числе и удинского этноса, в формирующихся мультикультурных обществах. Следует признать, что эти сложные и противоречивые процессы оказывают значительное влияние на малочисленные этносы и национальные меньшинства, которые все еще продолжают свою жизнедеятельность в условиях традиционного природопользования.

Сегодня Азербайджанская Республика функционирует как новый исторический и политический феномен, общественная реальность и культурная целостность. Страна присоединилась ко всем международным договорам, в том числе и к тем, которые относятся к правам и свободам человека, касаются прав лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам. Важным фактором укрепления единства общества и государства стало осуществление умелого и профессионального управления процессами мультикультурализма и межнациональных отношений. Оно стали частью «философии азербайджанства», которую сформулировал и пропагандировал общенациональный лидер Азербайджана Гейдар Алиев.

В настоящее время в Азербайджане не только провозглашают, но и защищают права национальных и этнических меньшинств, связанных с их собственной историей, культурой, религией, языком, способствует сохранению традиций, конфессиональных особенностей, идентичности народов. Все этносы имеют равное право участвовать в политической, экономической, социальной, культурной и религиозной жизни страны. Отметим, что после обретения независимости, в молодой республике одним из первых среди стран СНГ был принят Указ Президента «О защитеправ и свобод, государственной поддержке развития языков и культуры национальных меньшинств, малочисленных народов и этнических групп, проживающих в Азербайджанской Республике»[1].

В Азербайджанской Республике проживают представители различных наций и этнических групп. Профессор Г. Джавадов в своей монографии «Малочисленные этносы и национальные меньшинства: история и современность» пишет: «В этнолингвистическом отношении они принадлежат к тюркской ветви алтайской языковой семьи (азербайджанцы), к иранской группе индоевропейской языковой семьи (таты, талыши, курды), кавказской языковой семье (удины, хыналугцы, грызы, будугцы, ингилойцы, лезгины, аварцы, цахуры). Уместно отметить, что на этнической карте мире эти этнические группы зафиксированы только в Азербайджане. Причем численность каждой из них не превышает нескольких тысяч человек, и размещены они в одном или нескольких селах» [2, 421-422].

Об истории, языке, культуре, религии, традиции и обычаях удин подробно рассказывается в книге «Удиляр» азербайджанских ученых, докторов исторических наук, проф. Г. Джавадова и Р. Гусейнова. Они отмечают, что «формирование и развитие азербайджанского этноса представляет собой длительный многослойный и многоплановый процесс, происходивший на основе контактов и слияния различных племен. Среди них — те, что издревле населяли Азербайджан, и те, что появились здесь и были ассимилированы автохтонами»… По их мнению, «удины принадлежали к тем 26 албанским племенам, что являются создателями Албанского царства и относятся к числу предков азербайджанского народа. Научный мир впервые проявил к ним интерес в начале ХIХ века. С тех пор появилось более 160 работ по антропологии и языку, этнографии и истории, происхождению и культуре удин. Публикации позволяют однозначно констатировать, что удины принадлежат к древнейшим жителям Кавказа, говорят на своем языке, принадлежащим к кавказской языковой семье, и известны только на территории и в истории Азербайджана» [3, 205-206].

Касаясь этнического бытия удин, отметим, что они являются одним из древних и автохтонных народов Азербайджана. В настоящее время в мире насчитывается около 10 тысяч удин. Однако компактно, в количестве около 4-х тысяч человек, они проживают только в многонациональном поселке Нидж Габалинского района республики. Здесь же действует Удинский культурный Центр «Орайин» под руководством О. Данакари. Известность в республике получила «Албано-удинская христианская община Азербайджана», председателем которой является Р. Мобили. В поселке Нидж население свободно говорит на нескольких языках. Там работают все учреждения социального и культурного назначения, средние школы, где обучение ведется на русском и азербайджанском языках. Удины и часть представителей других национальностей учатся в русских школах. Уже больше 10 лет в начальных классах изучается удинский язык. Совместно отмечаются государственные и национальные праздники, торжества. Функционирует церковь и мечети, где читаются молитвы, проводятся разные культовые обряды.

В современных условиях в Азербайджане активно продолжается процесс социальной консолидации и интеграции всех этносов в единую общность. Государство стремится обеспечить единство в многообразии, проводит политику толерантности и мультикультурализма, развивает разные формы идентичности. На наш взгляд, одна из главных задач философии азербайджанства – дальнейшее развитие принципа единства в различности, предложение этническим меньшинствам модели универсализма, подлинных прав и свобод человека, сплочение всего полиэтнического населения, формирование чувства единства и общности судеб. Настоящее и будущее Азербайджанской Республики будут зависеть не только от того, как пойдут процессы дальнейшего строительства правового и демократического государства, но и от того, насколько реально сможет интегрироваться общество, как будет обеспечено единство всех этносов и этнических групп, живущих на ее территории.  

Рассматривая бытие удин, хотелось бы отметить, что их интересы как этнического меньшинства, проживающего как в мире, так и на исторической Родине – Азербайджанской Республике, их материальное и духовное бытие, стратегия возрождения и перспективы будущего, полностью совпадают с коренными интересами многонационального азербайджанского народа, его прошлого, исторической судьбы, настоящего и будущего. Проводя политику толерантности и мультикультурализма, азербайджанское государство объективно решает важную двуединую задачу. С одной стороны, оно оказывает всемерную помощь и поддержку каждому этническому меньшинству в развитии родного языка, сохранении истории, культуры, традиций, быта, а с другой – стремится сформировать общегражданскую идентичность, превратить страну в Родину для всех населяющих ее народов.

Стремясь дать ответы на вопросы феноменологического характера, заметим, что удины живут в особом этническом пространстве и этническом времени. Бытие удин, особенно на исторической Родине, насыщено особыми «тонкими» видами социальных и культурных импульсов. Поэтому сравнивать их, используя только рациональные типы знания, формальную логику, практически невозможно, потому что их корни, источники находятся не только в объективной реальности, но и скрыты в глубинах души каждого, подсознания, тайниках культуры, они заполнены мифами, легендами, артефактами.

Удины всегда жили в условиях полиэтничности и многоконфессиональности, вместе с представителями разных народов и религий. Диалог, взаимодействие и партнерство присуще им изначально, детерминировано многообразием и общностью бытия. Поэтому они всегда свободно и спокойно воспринимали и воспринимают социальные ценности и культурные коды разных цивилизаций, понимали и понимают людей других культур, живущих рядом с ними. В настоящее время этническое бытие удин как совокупность деятельности, норм, традиций, убеждений и идеалов, задает значительную ценностную модель, идентичность, направления и векторы будущего развития.

Удинская культура и традиция всегда была толерантной, она коммуникативна, внимательна и уважительна к собеседнику. В ней не принято ставить партнера перед жестким однозначным выбором и требованием однозначных ответов. Наша традиция имеет существенные отличия, в ней не принято опираться только на закон исключения третьего; она диалогична и паритетна. Это всегда диалог равноправных субъектов, принятие иной логики, человека «другого» мира, несмотря на то, что собеседник является представителем «чужого» этноса, языка, религии, вообще, другой культуры или цивилизации.

Опираясь на синергетическую методологию, современное общество следует рассматривать как сложную и нелинейную систему, находящуюся в условиях риска и неопределенностей, претерпевающую непрерывную и радикальную трансформацию. В многонациональном и поликонфессиональном социуме эти качественные изменения, в первую очередь, затрагивают жизнь и деятельность этнических меньшинств. Глобализация и постмодернистские «вызовы» открывают совершенно иные горизонты будущего.

Очевидно, что для жизнедеятельности в условиях все более глобализирующегося информационного общества следует опираться исключительно на синтетическую логику, где наличествует общее полиэтническое и многоконфессиональное пространство диалога, мультикультурного взаимозависимого и взаимосвязанного партнерства. Именно феноменологическая традиция, культура понимания и диалога будет способствовать постижению единого в различном и различного в едином. Важно осознать, что единство и различие во всем, в том числе и в культуре, поддерживается не только тождеством, но и различием форм, сущностей, общей гармонией, социокультурной идентичностью[4, 64].

Этническое бытие удин и мир их идентичности можно понять, если использовать герменевтическую методологию, особенности понимающего знания, а также принцип дополнительности. В настоящее время только логика совместного рационального и нерационального понимания является адекватным для культурного восприятия многообразия мира. Как представители любого этноса, удины прибывают в особом, символическом универсуме культуры, они не смогут даже существовать, если будет подчиняться только сухим и объективным законам и закономерностям современного мира, только рациональному началу, строго следовать жестким реалиям и сухим фактам жизни. Они, как и представители всех этносов, тысячелетиями жили и продолжает жить в нерациональном мире, являясь для самих себя тайной, погруженные в свою древнюю историю, мифы и легенды, опираясь на традиции и ритуалы, используя современные символы и знаки, лингвистические формы языка, а сегодня и многочисленные сюрреалистические и виртуальные образы.

На наш взгляд, культуру, этику и традиции удин следует рассматривать как объективную реальность и ценностную категорию. Они сохраняют традиционность и носят динамичный характер, включают эстетическую фантазию и моральные императивы, эмоциональные оценки и значительные запреты, табу. Саму культуру следует рассматривать более широко, как деятельность по производству и воспроизводству материального и духовного, рационального и нерационального: событий, фактов, мифов, легенд, артефактов, кодов, шифров.

Обратим внимание еще на одно обстоятельство. В настоящее время большинство удин не проживает на исторической Родине, оно переехало на постоянное место жительства в СНГ и другие страны мира. Правда, пока многие из них сохраняют свою этническую идентичность, помнят свою историю, знают язык и культуру, соблюдают традиции. Однако современность вносит свои коррективы, постепенно идет процесс естественной ассимиляции и аккультурации, забываются родной язык, традиции, обычаи, многие элементы быта [5, 296].

В этой связи отметим, что только политика мультикультурализма в Азербайджане, в отличие от западного, создала реальные условия для развития многонационального и поликонфессионального сообщества, сохранения всеми этническими группами своей истории и языка, развития культуры и традиций. Поэтому, не случайно, что удины, живущие как в Азербайджанской Республике, так и разных странах мира, искренно переживают за положение дел на исторической Родине, родном поселке Нидж Габалинского района. Они все свои надежды связывают с Президентом Азербайджана И. Алиевым, многонациональным народом республики. Действительно, настоящее и реальные перспективы, все возможности для дальнейшего возрождения материальной и духовной культуры Кавказской Албании, развития истории, языка, традиций, обеспечения будущего удин могут быть реализованы только в Азербайджанской Республике, где существует необходимый потенциал и позитивный настрой, реально начало функционировать мультикультурное общество.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Указ Президента «О защите прав и свобод, государственной поддержке развития языков и культуры национальныхменьшинств, малочисленных народов и этнических групп, проживающих в Азербайджанской Республике» /base.spinform.ru., от 16 сентября1992/.

2. Джавадов Г. Малочисленные этносы и национальные меньшинства Азербайджана: история и современность (на азерб. языке; резюме на англ. и рус. языках). Баку. Издательство «Элм».2000. — 440 с.

3. Джавадов Г., Гусейнов Р. Удиляр: историко – этнографическое исследование / на азерб. языке; резюме на англ. и рус. языках. Баку. Издательство «Элм».1999. — 256 с.

4. Данакари Р.А. Этническое бытие удин: опыт политико-философского и феноменологического исследования // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2013. №8 (34): в 2-х ч. Ч. I. – 218 с. С. 60-66.

5. Данакари Р.А. Этническое бытие (опыт социально-философского и политического исследования): монография. / Волгоград: ИПК ФГБОУ ВПО ВФ РАНХиГС. – 2015. 348 с.

РОБЕРТ МОБИЛИ

УДИНЫ В МОДЕЛИ МНОГООБРАЗИЯ И МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМА В СОВРЕМЕННОМ АЗЕРБАЙДЖАНЕ.

Старший научный сотрудник. Бакинский Государственный Университет; Председатель. Албано-удинская христианская община Азербайджана.

г. Баку. Азербайджан.

argomobili@rambler.ru www.udi.az

Аннотация. Особое место в этой статье дается описанию межрелигиозной и межэтнической толерантности в современном Азербайджане, на примере удин как одного из наиболее важных культурных ценностей, являющийся правопреемниками христианства и прямых потомков Кавказских албан. Эта статья призвана подчеркнуть исторические корни, которые своими действиями обусловили рождение и существование религиозной терпимости, мультикультуральной среды не только в столице городе Баку, но и в его окрестностях. Кроме того, в статье рассматривается модель удинского феномена сохранения этноса через различные аспекты, факты, условия и характеристики интерпретации по сравнению с другими народами.

Ключевые слова: Азербайджан, удины, толерантность, религия, Албания, феномен, разнообразия, культура.

В современном мире возрастает необходимость в межконфессиональном и межэтническом диалоге, усиливается потребность в новых и специфических методах подхода к моментам порождающих напряженность во взаимоотношениях общества, культуры и религии. В таком социально-политическом контексте превращение исторической толерантности, имеющие глубокие корни в стране, в актуальную потребность на сегодня порождено необходимостью. Сегодня Азербайджан стал центром в межкультурном пространстве, конфессиональном дискурсе и в межрелигиозном диалоге. Создана необходимая база материальных и духовных наследий где общие тенденции постмодерна переплелись с величайшей внутренней трансформацией и сформировали принципиально новую этнонациональную и конфессиональную ситуацию. С восстановлением в Азербайджане своей независимости, в стране были созданы благоприятные условия для дальнейшего укрепления межконфессиональных отношений, утверждения национально-духовных ценностей, дальнейшего упрочнения исторически сложившейся условий терпимости, межнационального и межрелигиозного диалога.

Историческое развитие и формирование азербайджанского этноса происходило на основе слияния различных племен и народностей. Совместно боролись за свою независимость, историческое прошлое, целостность, и выстаивали вопреки тяжким испытаниям, выпавшим на их долю. Сегодня в Азербайджане наряду с титульным этносом живут более 20 коренных национальных меньшинств. Все они составляют единый многонациональный народ Азербайджана. Среди коренных меньшинств и удины (самоназвание — уди), то есть наша Албано-удинская христианская община, происхождение и история которых вот уже более двух веков привлекают внимание ученого мира. Научный мир впервые проявил к ним интерес в начале ХIХ века. С тех пор появилось более 300 работ по антропологии и языку, религии, истории языка, этнографии и истории, происхождению и культуре, традиции и обычаев удин[2,446; 6,250-256;8,170-199;9,216;10,26-29;11,214;22,79-80]. Накопленные данные однозначно свидетельствуют, что удины являются древнейшими жителями Кавказа и известны только в историко-культурном пространстве Азербайджана[4,3-22; 19, 1-19] . Первые достоверные сведения о предках племени утиях появились 2500 лет тому назад в упоминании «отца истории» Геродота, описывая Марафонское сражение. Удины фиксированы в древних источниках как участники битвы Александра Македонского с персами при Гавгамелах (331 г. до н.э.) в составе войска сатрапа Мидии. Они упомянуты в «Географии» Страбона, при описании Каспийского моря и Кавказской Албании. Этноним же «удины» впервые появляется в «Естественной истории» римского автора I века н. э. Плиния Старшего. В «Географии» эллинского писателя II века н. э. Птолемея сообщается, что у Каспийского моря живут различные племена, в том числе ути («уди»). Наиболее подобные свидетельства об удинах содержатся в «Истории албан» местного автора Моисея Утийского (Каланкатуйского), что в переводе на удинский язык Кала – «большой», Кату – «поселение», [14,87-88] жившего в VII веке и принадлежавшего, по его собственным словам, к албанскому племени[12,56-57] .

Удины — аборигенный народ в Азербайджане и один из древнейших коренных этносов Кавказа, и принадлежат к числу предков современного азербайджанского народа. В настоящее время общая численность удин — более 10 000 человек, из них основная часть удин, около 4,0 тыс. человек, проживают в Азербайджане на своей исторической родине — компактно в п. Нидж Габалинского района и рассеянно в Огузе и Баку. Небольшая группа удин компактно проживают в Грузии, в регионах России, Украины, Беларусь и Казахстана. Нидж как основа и места компактного проживания удин, является уникальным местом, где проживают удины сохранивший свой этнокультурный пласт, азербайджанцы и лезгины, расположенное в равнинной местности на площади более 100 кв.км., у подножья южного склона Большого Кавказа, окруженными ореховыми и каштановыми деревьями.

Удины, народ который прошел сложный и долгий путь своей истории через различные, культурные и религиозные поглощений от язычества до наших дней, путешествие, которое обогатило их албанской идентичностью из поколения в поколение. Сегодня удины являются носителями восточного христианства и четко ориентированы в современных условиях на возрождении своей церкви и всего Албанского Ренессанса. Удины как прямые потомки Кавказских албан[8,110-119] гордятся своей древней культуры, а также с их вековыми традициями, духовным богатством, языком, этнографией и хорошо гармонируются в историческом пути своего развития. Эти межрелигиозные духовные памятники, корни которых существуют в истории Азербайджана, есть пути его развития и разнообразия. Азербайджанский народ с их многолетними и многогранными религиями были, есть и должны быть специальным примером и символом религиозной гармонии в истории народов различных вероисповеданий, и даже дальше, здесь  мусульмане, евреи, православные, католики и нетрадиционные конфессии жили вместе в гармонии, без какой-либо конфронтации между ними, напротив, они дополняют друг друга. На протяжении веков и сегодня христианские и мусульманские патриоты были действующими факторами в борьбе против иноземной и анти-государственной политики. Само существование наследий культовых объектов, таких как древние храмы различных поклонений, синагога, церкви и мечети, рядом друг с другом символизирует общее прошлое нашей страны. Ярким примером может служит места компактного проживания удин – Нидж; древние сокральные места преклонения, три церкви и две мечети на таком маленьком пространстве[13,165-172; 15, 22-77] .

Наличие и существование великих монотеистических религий в мире, ислам и христианство, удинский этнос как правопреемник христианства Автокефальной Апостольской Церкви Албании (Кавказской), как феноменальный модель межрелигиозной терпимости и понимания на своей историческом пространстве, несмотря на все катаклизмы служил в мусульманском окружении фактором, который обеспечивал национальное единство и примером терпимости нации, придавая ему неотъемлемое популярное значение. Представители нашей общины понимают, что реальность не только судьба наша, но и всего азербайджанского народа, от начала до конца, представляющий собой разнообразия народов, религии и убеждений. Разнообразия для нас это богатство, а не религиозные разногласия, считаем что Бог один и так же для всех, являясь мусульманином или христианином. Наши языческие корни оказали значительное влияние на укрепление терпимости и согласия. Основываясь на этих межрелигиозных и межэтнических диалогов возникает долг и обязанность сделать первый шаг, чтобы выявить его корни, чтобы отказаться от всех спорных аргументов и отдавать приоритет общих соприкасающихся точек.

Феномен религиозной терпимости всегда присутствовал в нашей исторической среде, но мы хотим ставить своей целью выявление тех факторов, которые подтверждают состояние присутствия этого явления на примере нашей общины и призваны продемонстрировать значимость культурного и конфессионального значения для удин в целом. Этот маленький религиозный феномен толерантности в рамках удинской общины, прежде всего свидетельствует фактическим резонансом этого явления в целом в азербайджанской среде. Аргументом подтверждения ряд показателей существования разнообразия, следует отметить что это не фактор географического характера, как основа критики для многих исследователей этой проблемы. Мы не горные и не лесные изолянты, и не островные аборигены, — среда проживания равнинная; хотя равнинное географическое положение всегда на пике критики ученых. Такой факт послужил сильным аргументом и мотивом для идейной основы ассимиляции. Основные факторы и аспекты модели сохранения этноса и межрелигиозного диалога:

Традиционный фактор. Организация и проведения празднования Новруз был очень важным фактором в выращивании религиозной толерантности в нашей общине.  Будучи древний весенний праздник, полученные из глубин истории, он служил как фактор сотрудничества и интеграции между язычниками, мусульманами и христианами. Его организация и традиционные торжества, каждый год в середине марта послужило фактором сотрудничества, терпимости и мира, создав по-настоящему праздничную атмосферу и превращение его в символ дня в его окрестностях.

Архитектурно-бытовой фактор. Бытовой фактор в культуре и образе жизни удин имеет твердо интегрированную тенденцию. В настоящее время существуют различия, но нет разногласий на всех уровнях между мусульманскими и христианскими семьями в том, это радостные праздники или траурные церемонии[5,22;7,21-27]. Мусульман приветствуют и сопровождают с почестями, в знак уважения на застолья свинину и алкогольные напитки не подают, даже в некоторых семьях держат специальные кухонные принадлежности, которые используют только тогда, когда они бывают у них в гостьях. Удин в свадебных церемониях и других специальных мероприятий особо чтят и уважают. В архитектурном плане дома удин-христиан в настоящее время естественно переплетается с домами мусульман, а дома унаследованный от тоталитарного социалистического режима дополняются верандами и большими новыми комнатами, многие из которых окружены широким балконом с трех сторон.  В архитектуре старых домов и поселений практически нет элементов для определения их религиозной принадлежности.

Генетический аспект. Генофонд удин идентичен коренных кавказских этносов и отмечается колоссальная разница в структуре наследственных болезней. Генетические портреты удин и соседей очень отличительны, и во многом они в пользу самих удин. Удины задают вопрос, один из главных для XXI века – какую тактику и модель должны избрать этносы для того чтобы не утерять свое качество. Уникальность удинского феномена в том, как избежать отрицательных воздействий бурных исторических событий в современный век глобализации и интеграции.

Психо-социальный аспект. Многие иностранные путешественники, ученые и исследователи (например как Александр Дюма [1,122-123], Эвлия Челеби,[21,1-9], Эдвард Дюралье[20, 106-110], и другие[3,212-244]) на протяжении нескольких веков изучали и писали о религиозной терпимости в Азербайджане в результате не задев религиозные чувства удин. Они в своих дневниках писали о той функции воспитания как социальная гармония, мир, сотрудничество, терпимость и сплоченность, которые доминировали над религиозными разногласиями, насилиями, конфликтами и дискриминацией между людьми.

 Фактор отношения между религиозными убеждениями. Это уже известный факт, что соотношение между религиозными общинами не только в городе, но и на уровне нашей общины, явно претендует на доминирование мусульманской религии. Между тем, история на сегодня подтверждает сосуществования двух религий, его примирение с действительностью, его уважение к религиозным обрядам, взаимных визитов для особых случаев, таких как Рождество, Пасха, и самое главное Гурбан Байрам (Праздник жертвоприношений). Удины христиане и сегодня отмечают жертвоприношение как ритуальный праздник. Так что распространение ислама создал тем самым для удин в той или иной форме благоприятные предпосылки, установив происхождение и существование религиозной терпимости, особенно в контексте нашей общины. С этой точки зрения, можно заметить, что нет ни одного документа, который подтверждает любой межрелигиозный конфликт. Исторически сложилась и существовала в корне религиозная терпимость, уважения и гармонию между общинами.

Религиозная терпимость и культурная ценность. Исторический путь показывает, что одной из самых отличительных культурных ценностей азербайджанцев является религиозная терпимость к другим религиям, и возможно, это один из тех стран в Европейском пространстве, где не было религиозных войн. По этой причине многие часто говоря о толерантности и религиозного сосуществования в Азербайджане имеют в виду каждый социальной уровень; среди жителей городов и сельских провинциях до деревни, среди членов общин и даже семьи. Мы находим такое сосуществование в образовании, в быту, в языке и верования. Это, наверное, самая лаконичная характеристика, которая напоминает жемчужину, как стабильный идентификатор в течение многих веков до наших дней. 

В заключении хотел бы отметить что у нашего этноса нет выдающихся личностей или политических деятелей, зачастую представлявших иные народы. Зато неоспорима роль удин в создании государства так называемая Албания (Кавказская), в сохранении на сегодня мощного христианского наследия, не говоря уже о языке, культуре, обычаев и традиций. Не следует забывать, что удины–албаны будучи частью кавказоязычного пласта участвовали и участвуют в формировании азербайджанского народа. Удинская Церковь на сегодня составная и неотъемлемая часть Албанской Апостольской Автокефальной Церкви. Поэтому удины, как один из древнейших прямых потомков Кавказских албан, являются частью азербайджанского народа и наряду с этим, в нынешнее время единственными правопреемниками и носителями христианства Албании (Кавказской).
Последнее десятилетие удинский этнос переживает очередной пик ренессанса, характеризующийся всплеском национального самосознания и консолидацией этноса. Удинский феномен в истории христианства, как модель сохранения этноса имеетисторические корни, которые своими действиями обусловили рождение и существование религиозной терпимости в мультикультуральной среде современного Азербайджана. Это безусловно, и результат исторических импульсов великого Албанского этно-религиозного наследия, пронесенного сквозь века и сохранившегося в генах этого древнего народа, и веление времени, дающего удинам в самом начале ренессанса шанс определить и сохранить свою нишу в этно-культурном пространстве исторической родины Азербайджана.

Л И Т Е Р А Т У Р А:

  1. Александр Дюма – «Путешествие на Кавказ». /перевод с фр. Г. Пашаева и Г. Аббасова на азерб. язык /. Глава «Удины…». Изд-во «Элм». 1985г. стр.122-123.

  2. Алексеев М.Е., Майсак Т.А., Ганенков Д.С., Ландер Ю.А. – «Удинский сборник /грамматика, лексика, история языка /». Изд-во «Академия» РАН (Институт языкознания и Институт востоковедения России) М.,: 2008г. -446с.

  3. Бежанов М. — «Краткие сведения о Варташене и его жителях». СМОМПК, вып.. XIV, 1892г., стр. 213-262.

  4. Ворошил Гукасян — «Удинско-азербайджанско-русский словарь». Изд-во «Элм». Баку 1974г. -260с.

  5. Гусейнов Р.А. — «»Удины». ИРС («Наследие»). Международный журнал. №3 (33). М.,: 2008г., стр. 22-25.

  6. Джавадов Г.Дж., Гусейнов Р.А. — «Удины» (на азерб. языке). Историко-этнографическое исследование. Изд-во «Элм». Баку. 1999г. -256с.

  7. Кечаари Г.А. — Танец вокруг костра». /Образцы удинского фольклора/ на азерб. языке. Изд-во «Агах». Гянджа. 2001г. -78с.

  8. Мамедова Ф. Дж. — «История албан Моисея Каланкатуйского, как источник ранне-средневековой Албании». Изд-во «Элм» Баку. 1977г.

  9. Мобили Р.Б. — «Научная и общественная деятельность» Книга. Изд-во «Адильогды». Баку. 2008г. – 216с.

  10. Мобили Р.Б. — «Этнография удин» ИРС («Наследие»). Международный Азербайджанский журнал. №3 (33). М.,: 2008г., стр. 26-29

  11. Мобили Р.Б. — «Удины: язык, религия, фольклор и традиции». Культурологический журнал. «Азербайджан и азербайджанцы в мире». №2. 2009г. стр. 214-219.

  12. Раффи–«Меликство Хамсы.1600-1827гг. Изд-во «ЮниПресс СК» М.: 2009, с. 8-12. -223с.

  13. Роберт Мобили – «Албано-удинская христианская община – основа возрождения Албанской (Кавказской) церкви в Азербайджане». Труды Международной конференции «Место и роль Кавказской Албании в истории Азербайджана и Кавказа». Баку. 2012, с.165-172.

  14. Роберт Мобилиi — «Удинско-азербайджанско-русский словарь». Изд-во «Леман», ISBM 978-9952-8024-6-7. Баку. 2010г., 368с.

  15. Роберт Мобили — «Удины: язык, религия и этнография». Изд-во «Леман», ISBM 978-9952-8016-4-4. Баку. 2011г. 80с.

  16. Robert Mobili — «Geological interpretion of bulding materials of the historical Gabala-Sheki region in the anc;ent Caucasus Albania». www.33igc.org DVD. 6-14 august 2008. Oslo.

  17. РГИА (Российский Государственный Исторический Архив), Фонд 796, опись 17, ед. хр.. 1821; 1836г. Лл. 1-18.

  18. РГИА, Фонд 821, опись 150, ед. хр. 284; 1914-1915гг. Лл. 33-42.

  19. РГИА, Фонд 821, опись 7, ед. хр. 232; 1897-1910гг. Лл. 43.

  20. РГИА, Фонд 821, опись 138, ед. хр. 87; 1810г. Лл. 1-19 и 106-110.

  21. РГИА, Фонд 735, опись 5, ед. хр. 269; 1859 г. Лл. 1-9

  22. Флоренский Павел – «Воспоминания прошлых лет. Генеалогические исследования. Из соловецких писем. Завещание». М.: 1992, — 376с.

 

Баширов Сархан Эхтирам оглы, аспирант, Волгоград, ВГСПУ

К ВОПРОСУ ОБ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ЭТНОНИМА «ГРУЗИНЫ» В ОТНОШЕНИИ ПРАВОСЛАВНЫХ УДИН

The article deals with the question of use of the ethnonym «Georgians» for denote Orthodox Udis. The causes and history of this ethnonym in the above-mentioned the value. The author pays special attention to the processes that contributed to the transfer of the ethnonym «Georgian» in the Orthodox Udis. The reasons of the release of this exoethnonym disuse.

Ключевые слова: этнос, удины, религия, православие, этноним, национальное самосознание

Расположенное на территории Шекинского ханства село Варташен1 (ныне г. Огуз на севере Азербайджанской Республики) имело, к моменту присоединения к Российской империи, пестрый этнический и религиозный состав. Так, в одном из документов за 1820 г., опубликованном в шестом томе «Актов, собранных Кавказской археографической комиссией», в данном селе, проживали представители православного, мусульманского, иудейского и григорианского вероисповедания [1, 401]. Однако из всего его этнического состава упомянуты только лишь «уды» т.е. удины. Согласно же камеральному описанию г. Нухи и Шекинской провинции за 1824 г,. в селе Варташен проживали грузины, татары, евреи, армяне [2, 117-140]. Учитывая национальный состав данного населенного пункта, возникает вопрос: почему в данном источнике, четко описывающем состав населения этого села, не упомянуты удины, некогда составлявшие значимую часть его населения. Но при этом упоминаются грузины, которых на протяжении истории в данном селе практически не было. В данной статье мы постараемся дать ответ на этот вопрос, также рассмотрим историю возникновения и развития православия в вышеуказанном населенном пункте.

Для решения данного вопроса обратимся к историческим источникам. Во многих из них, рассказывающих об удинах, указывается факт их проживания в селе Варташен. В изданном в 1846 г. исследовании А. Яновского «О древней Кавказской Албании» упоминается о том, что 150 семейств удин, проживающих в Варташене, исповедуют православие («греческую веру») и проводят богослужение на грузинском языке, которого они однако не понимают [3, стр. 45]. Как видим, в Варташене имелись православные удины, которые, как нам кажется, скрываются под этнонимом «грузины». Наши суждения подтверждает другой, несколько более поздний источник – «Экономический быт государственных крестьян Нухинского уезда Елисаветпольской губернии». Он дает следующие интересные факты относительно православного населения Варташена: «Православные удины в Нухинском уезде встречаются только в одном селе – Варташене. Они, как и армяно-григориане, принадлежат к составу жителей удинского племени. Православные удины известны в уезде над наименованием гюрджи т. е. грузин. Говорят они на удинском языке…» [4, стр. 21]. Из данного отрывка можно сделать однозначный вывод о том, кем были местные грузины. Рассматривая источники, сообщающие нам сведения об этнорелигиозном составе Варташена, необходимо особо отметить еще один исторический документ. Это статья удинского интеллигента Михаила Бежанова, написанная о родном селе. В ней его этнический состав отражен следующим образом: «Население составляют удины (православные и григориане), армяне, татары и евреи» [5, стр. 215]. Здесь грузины не упоминаются вообще. Сведения М. Бежанова не вызывают никаких сомнений относительно их достоверности, вместе с тем будь в Варташене грузинское население, факт его обитания там был бы указан. Так в чем же причина их отсутствия?

Мы считаем, что этноним «грузины» в данного случае был экзоэтнонимом, обозначающим православных удин. Сами удины, по-видимому, его не использовали, именно поэтому в статье М. Бежанова, опубликованной в 1892 г., мы встречаем упоминания об удинах православных и григорианах, но не о грузинах. Однако мы не встречаем примеры использования понятия «грузины» в значении «православные удины с. Варташен» и в других источниках конца XIX – начала XX в.в.

Причиной того, что православных удин называли грузинами, является то, что грузины были единственным православным народом в данном регионе, в связи с чем понятия «грузин» и «православный» стали синонимами. Нельзя не отметить и тот факт, что православие пришло к удинам именно из Грузии. Так, еще в X — XII в.в. грузинские цари вели активную политику в северо-западном регионе Азербайджана, где и находится указанное село. Данный регион некоторое время входил в состав Грузинского Царства. Немаловажным является и то, что в X в. население царства Эрети, существовавшего на указанных территориях, под влиянием своей царицы Динар, происходившей из царского рода Грузии, перешло в православие. [6, стр. 127] Некоторое ослабление грузинского влияния в регионе наблюдалось после монгольского нашествия. Однако со временем, грузинские цари продолжили свою деятельность по грузинизации региона. По-видимому, именно тогда возникли ингилойцы, этнографическая группа грузин, по мнению ряда ученых, являющаяся потомками православных удин, перешедших на грузинский язык. В пользу данной точки зрения говорит то, что в ингилойском диалекте имеется удинский субстрат и идентичный с удинами, но отличающийся от остальных восточногрузинских групп, антропологический тип. [7, стр. 188].

В дальнейшем, православие, идущее из Грузии, распространилось и в Варташене. Среди удин сохранилась легенда о священнике Иоанне, которого местный просветитель Георгий Бежанов идентифицировал с Иоанном, епископом Манглисским, который жил в первой половине XV в. [8, стр. 4] Известно, что еще во 2-ой пол. XVIII в. во времена царствования царя Картли-Кахетии Ираклия II, имевшего хорошие отношения с шекинскими ханами, во владении которых и было указанное селение, были посылаемы в Варташен грузинские священники, однако впоследствии это прекратилось [1, стр. 401]. Имеются сведения о том, что православие некогда было распространено помимо Варташена, также и в с. «Загеты», «Кунгуты» и «Мухасы»2. Есть данные, что в этих селах проповедовал вышеупомянутый священннк Иоанн, который там построил церкви, уже в середине XIX в. бывшие в состоянии развалин. [8, стр. 58]

С приходом на Кавказ царский режим начал проводить деятельность по восстановлению православия в регионе. Естественно, это политика не обошла стороной и удин. Была осуществлена деятельность по изучению умонастроений удин. Для проведения церковных служб были присланы священники из Грузии, а также церковные книги на грузинском. В 1822 году была построена церковь св. Александра Невского.

В 1860 году в с. Варташен было основано общее училище, просуществовавшее вплоть до 1883 г. А в 1887 г. было открыто земское 2-хклассное училище [5, стр. 216]. Активной миссионерской деятельностью занималось и основанное в 1860 году Общество восстановления православного христианства на Кавказе. Стоит отметить, что вышеупомянутое общее училище находилось под его попечительством. Указанные мероприятия, а также изучение видными исследователями вопросов, касающихся истории, языка, культуры удин, способствовали развитию национального самосознания у удин, появлению собственной интеллигенции. Апогеем данных процессов стал перевод Евангелия на удинский язык, осуществленный в 1904 г. братьями Михаилом и Семеном Бежановыми. С накоплением научного материала об удинах и ростом национального самосознания, экзоэтноним «грузины» перестал употребляться в значении «православные удины», перестал использоваться грузинский язык в качестве языка богослужения, т.к. в этом отпала необходимость. Грузинское влияние к концу XIX – началу XX вв. практически сошло на нет.

Таким образом, объективный анализ исторических документов показал, как появился и затем постепенно перестал, с исчезновением религиозного фактора, употребляться экзоэтноним «грузины» для обозначения православных удин с. Варташен.

Список использованной литературы

1. Акты, собранные Кавказской археографической комиссией. Т. VI, часть I. Тифлис, 1874 г. – 941 с.

2. Камеральное описание жителей г. Нухи и Шекинской провинции за 1824 г. составленное капитаном Харченновым и поручиком Скоржинским. Государственный исторический архив Азербайджанской Республики, ф. 24; оп. 1, д. 162

3. Яновский А. О древней Кавказской Албании, Журнал министерства народного просвещения, № 11 — 12, СПб, 1846, с. 83

4. Арасханянц А.Н. Экономический быт государственных крестьян Нухинского уезда Елисаветпольской губернии. Материалы для изучения экономического быта государственных крестьян Закавказского края. Т. VII, часть I, Тифлис, 1887 г.

5. Бежанов М. Краткие сведения о с. Варташен и его жителях / СМОПМК, Тифлис, 1892 г., вып. XIV, стр. 213 – 262.

6. Вахушти Багратиони. История царства Грузинского / Перевод, предисловие, словарь и указатель: Н. Т. Накашидзе. — Тб.: Мецниереба, 1976. — 340 с.

7. Климов Г. А. Введение в кавказское языкознание. М. 1986. — 208 с.

8. Шифнер А. Опыт описания языка удин. С.-Петербург.,1863 г. – На нем. яз.

1 Так как данный населенный пункт в исследуемых нами источниках носил название Варташен, то в статье мы будем использовать именно это название.
2 Первые два села — это вероятно с. Орта Зейзит или Баш Зейзит и с. Баш Кюнгют или Ашагы Кюнгют Шекинского р-на, а третье — с. Мухас Огузского р-на Азербайджанской Республики


Copyright © | 2023

Албано-Удинская Христианская Община Азербайджана